Содержание

О себе / Сайт Антона Иванова

Итак, хотел сказать несколько слов о себе.

Меня зовут Антон Александрович Иванов. Я родился 6 июля 1965 года в городе Гатчине Ленинградской области. Этот город находится в 45 километрах от Санкт-Петербурга, тогда – Ленинграда. Гатчина — город с историей. Он все время рос вокруг царского дворца и парка, связанного с сестрой Петра царевной Натальей Алексеевной, графом Орловым, фаворитом Екатерины II, Павлом I, Мальтийским рыцарским орденом, Александром III, А. Керенским и Л. Троцким. В городе красивые парки и довольно много памятников истории и культуры. В советские времена г. Гатчина развивался как промышленный центр, однако многие работали в Ленинграде, куда можно было сравнительно легко добраться. И мои родители, и родители моих родителей жили в Гатчине и продолжают жить там же.  

Я учился в Средней школе № 3 города Гатчины (1972-1982), которая считалась довольно хорошей, но в части математики и физики, а не гуманитарных наук. Связано это с тем, что вокруг нашей школы располагались дома, в которых жили сотрудники Ленинградского института ядерной физики. Многие школьники были детьми научных сотрудников, что обеспечивало их довольно высокий образовательный и культурный уровень. Однако прогрессивной я бы школу не назвал. Это и неудивительно, ведь я учился в школе в самые душные годы брежневского застоя, когда, начиная с 1975 года, становилось жить все хуже и хуже. Многие учителя пытались влиять на мировоззрение учеников, чтобы привить им коммунистические взгляды, причем иногда делали это искренне. Школу я окончил со всеми пятерками в аттестате, но без золотой медали.

Несмотря на то что точные науки давались мне хорошо, интерес я испытывал к наукам гуманитарным. Именно это обусловило мой выбор юридического факультета Ленинградского (ныне – Санкт-Петербургского) государственного университета 1982-1987). И хоть тогда Университет носил имя сталинского опричника А.А. Жданова, атмосфера в нем была довольно либеральной. К этому располагало и избранное мной гражданское право, которое стало главным делом моей жизни. В Университете я познакомился и подружился со многими людьми, с которыми пошел дальше по жизни. И прежде всего мне хотелось бы назвать профессора (ныне академика) Юрия (Георгия) Кирилловича Толстого, который стал когда-то моим научным руководителем и остается главным авторитетом в сфере гражданского права до сих пор. Мы знакомы более 30 лет.        

Юридический факультет Санкт-Петербургского университета я окончил с отличием (диплом по специальности «Правоведение») и сразу же поступил в аспирантуру того же университета (1987-1990). Тогда еще можно было жить, хоть и довольно скромно, на аспирантскую стипендию. В аспирантуре стала понятна вся внутренняя «кухня» гражданского права. Там же я близко познакомился с коллегами – Дмитрием Анатольевичем Медведевым и Ильей Владимировичем Елисеевым. С ними вместе я участвовал в первых свободных выборах в СССР – выборах народных депутатов СССР и, в частности, Анатолия Александровича Собчака, в качестве доверенного лица последнего. Наконец, в 1991 году я защитил кандидатскую диссертацию по теме «Право собственности и товарно-денежные отношения».

С началом «шоковой терапии» правления Ельцина жить на доходы от преподавания в государственном вузе стало абсолютно невозможно. Пришлось искать дополнительный заработок. С 1991 по 1995 год я был ведущим редактором журнала «Известия ВУЗов: Правоведение» и одновременно начал преподавать на кафедре гражданского права Санкт-Петербургского университета, на которой состою до сих пор в должности профессора. Однако основной доход, разумеется, приносило консультирование по вопросам права ряда крупных торговых и страховых компаний, компаний, а также компаний, занимающихся операциями с недвижимостью (1992-1997 г.).

Занятие частной практикой подвигло меня на то, чтобы попробовать себя на государственной службе. В 1997 г. Мне была предложена должность начальника Управления юстиции Санкт-Петербурга. Это был непростой период для органов юстиции, когда они лишились функции управления судами общей юрисдикции, из их состава была выделена служба судебных приставов, а также началась передача органам юстиции регистрации прав на недвижимое имущество, которая, впрочем, так и не завершилась. Должность начальника Управления юстиции Санкт-Петербурга я покинул в 1999 г., а через некоторое время и само Управление было упразднено. В 1999 г. за работу в органах юстиции я был награжден медалью А.Ф. Кони – ведомственной наградой Минюста РФ.

После госслужбы я вернулся к преподаванию и одновременно получил статус адвоката. В период с 1996 года период коллектив нашей кафедры подготовил учебник по гражданскому праву в трех томах, который выдержал 6 изданий и был продан общим тиражом более чем в 1 млн. экземпляров. В 2001 г. я вместе коллегами по кафедре стал лауреатом Премии Правительства РФ в области образования за наш учебник. В тот же период началось мое сотрудничество с Центром стратегических разработок, где мы занимались подготовкой нового Закона о недрах. Проект был подготовлен, но не принят, поскольку предложенная в нем гражданско-правовая модель пользования недрами не нашла поддержки. Возобладал административный подход, сохраняющийся и сейчас.

В 2004 г. я переехал в Москву, где начал работать первым заместителем генерального директора медиа-холдинга «Газпром медиа». В 2005 году я был назначен председателем Высшего Арбитражного суда РФ. Работа в качестве председателя была очень интересной, однако она заслуживает отдельного описания. Это самая высокая должность, на которой можно было полноценно заниматься вопросами гражданского права. Сейчас аналогичной должности в государстве нет. Я покинул Высший Арбитражный суд РФ в 2014 году после его упразднения и сейчас пребываю в почетной отставке. За работу в Высшем Арбитражном суде РФ я был награжден почетным званием «Заслуженный юрист РФ» (2009), а также орденом «За заслуги перед Отечеством» III степени (2011).

С 2007 года я стал профессором, заведующим кафедрой гражданского права Факультета права Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики», которую создал с нуля. Теперь это кафедра гражданского и предпринимательского права. В 2011 меня избрали ординарным профессором НИУ ВШЭ, научным руководителем Факультета права, членом Ученого совета НИУ ВШЭ. Эта моя деятельность продолжается.

antonivanov.ru

Накануне объединения высших судов он подвел итоги ее деятельности

Председатель упраздняемого Высшего арбитражного суда (ВАС) Антон Иванов и экс-глава ВАС, советник президента Вениамин Яковлев подвели итоги деятельности созданной ими арбитражной системы на совещании председателей арбитражных судов. Мероприятие, которое ежегодно было одним из главных событий для арбитражной системы, впервые проводилось в закрытом режиме и в отсутствие первых лиц других ветвей власти. Участники прощались с ВАС без оптимизма.

Формат последнего совещания ВАС с руководителями нижестоящих арбитражных судов резко отличался от аналогичного совещания с председателями судов общей юрисдикции, проведенного две недели назад Верховным судом (ВС) в столичном «Президент-отеле». Там выступали глава Совета федерации Валентина Матвиенко, генпрокурор Юрий Чайка и другие федеральные руководители. ВАС провел мероприятие в своей резиденции без анонсирования повестки и без привычной прямой трансляции. Его гостями были экс-глава ВАС Вениамин Яковлев, зампред ВС Василий Нечаев, заместитель генпрокурора Сабир Кехлеров и заместитель директора службы судебных приставов Татьяна Игнатьева. По словам председателя суда по интеллектуальным правам Людмилы Новоселовой, участники совещания были неприятно удивлены тем, что, «понимая значение арбитражной системы, все лица, с ней связанные и многим ей обязанные, не посчитали нужным посетить совещание».

Антон Иванов выступал с докладами два дня подряд (после совещания прошла конференция по гражданскому праву), подведя итоги двадцатилетней работы арбитражной системы. Господин Иванов рассказал о последних тенденциях в практике упраздняемого ВАС: «Все помнят жаркую дискуссию о раскрытии бенефициаров, против которого яростно возражал международный финансовый центр. Сейчас ситуация поменялась с точностью до наоборот, и наши скромные предложения обернулись огромными правилами, ограничивающими возможность деятельности офшоров». По словам Антона Иванова, судебная практика ВАС была связана с тем, что «весь центр Москвы раскуплен офшорами, которые никакими офшорами не являлись», и судей интересовали проблемы «не налогообложения, а добросовестности». Острой проблемой господин Иванов назвал «превратившуюся в бизнес добровольную ликвидацию юрлиц с долгами». «По Маросейке даже ходит человек с такой рекламой»,— отметил глава ВАС.

Председателей арбитражных судов больше всего волнует неопределенность сложившейся ситуации и организационные аспекты работы в условиях объединенного суда. В частности, вопрос поддержания и совершенствования информационных систем, обеспечивающих доступность и открытость арбитражного производства, что стало «визитной карточкой» арбитражной системы. Судей заверили, что по крайней мере до конца года изменений в этой части не произойдет.

Вениамин Яковлев к числу нерешенных проблем отнес то, что институт госрегистрации сделок в РФ «выхолащивается», а внедрить нотариат для обеспечения правовой безопасности участников пока не удалось. «Вызывает беспокойство, что мы попадем в правоприменении под действие Верховного суда, где самой большой будет коллегия по уголовным делам,— сказал господин Яковлев.— В коллегии по экономическим спорам будет всего 30 судей, а что собой будет представлять административная коллегия и попадут ли туда административные споры, которые разрешают арбитражные суды, неизвестно». Он подчеркнул, что в отличие от ВАС, активно влиявшего на практику применения Гражданского кодекса, президиум ВС в прошлом году рассмотрел всего одно гражданское дело, и если это продолжится, ситуация «сильно усложнится». «Раньше можно было надеяться, что огрехи, связанные с поправками к ГК, пролоббированными вопреки мнению разработчиков «другими лицами», исправит «на ходу» практика высшего суда, но теперь эти возможности будут ограничены». Представитель ВС на заседании не выступал.

Главе комитета по гражданскому и арбитражному законодательству Госдумы Павлу Крашенинникову выступать на конференции «было грустно». Он назвал процесс согласования новой редакции ГК «боями без правил», в которых участвовали Минюст, экономический блок правительства, Международный финансовый центр и другие лоббисты. «Как правило, если закон хорош, в жерновах Думы его портят»,— признал депутат, пожелав здоровья и терпения «в первую очередь судьям, которым предстоит тяжелый год».

Анна Пушкарская, Санкт-Петербург

www.kommersant.ru

Преданная независимость // «Молодым в суде у нас дорога…»

27.07.2005, Фото: rg.ru

Преданная независимость

Виктор Румянцев


Актуальный принцип подбора кадров в руководство системы арбитражных судов — зеркало нашей экономики, в которой спор «хозяйствующих субъектов» неотделим от установления политического контроля над СМИ, а налоговые претензии и подозрения в мошенничестве — от политической оппозиции. 


«Молодым в суде у нас дорога…»



Председатель ВАС Антон
Иванов


В Высшем Арбитражном суде вскоре
появятся очередные назначенцы. После прихода в январе этого года на пост председателя ВАС Антона Иванова состав центральных и региональных арбитражных судов значительно обновился. Вскоре после своего назначения председатель Высшего Арбитражного суда заявил, «что в ближайшее время лицо арбитражных судов постепенно будет меняться в сторону «омоложения», хотя безусловным критерием для отбора судей всегда будет оставаться высокий профессионализм и человеческие качества». 

Молодеть суды стали незамедлительно. Вместе с предшественником Антона Иванова, Вениамином Яковлевым, на заслуженный отдых отправились несколько судей Высшего Арбитражного суда, председатели Московского и еще 14 арбитражных судов субъектов федерации, а также несколько десятков судей первой инстанции. 

Перед Антоном Ивановым остро встал кадровый вопрос. В середине июня на встрече с президентом Антон Иванов излагал Путину свое видение мер по совершенствованию отбора кандидатов в судьи и по повышению качества судейского корпуса. Об этом он говорил в интервью радиостанции «Маяк». Только вот журналистам так и не удалось выяснить, по каким именно критериям будут отбирать судей в арбитражные суды. 

В середине июля четверо судей Высшего Арбитражного суда уже были утверждены Советом Федерации. Как стало известно, на днях в состав руководства российскими арбитражами войдут две однокашницы Анатолия Иванова — Валерия Адамова и Елена Валявина. Одна – Валявина, должна занять пост первого заместителя Иванова в Высшем Арбитражном Суде, другая – Адамова, займет аналогичную позицию в московском арбитраже. Так ответ на вопрос – каким должен быть судья Высшего Арбитражного суда путинского призыва — обнаружился сам собой. 

В нынешней кадровой системе государства эталоном для нижестоящего чиновника должен быть чиновник вышестоящий. При этом не важно, в чем именно схожи начальник и подчиненный – профессиональном ли опыте, месте рождения или цвете глаз. Главное, чтобы точно ощущалось желание соответствовать во всем. 

Эталоном судьи арбитража является, естественно, сам председатель Высшего арбитражного суда Антон Иванов. 


Эталон новой справедливости


Нынешнему председателю ВАС недавно исполнилось 40 лет. Закончил Антон Иванов юридический факультет Ленинградского университета, правда, на 12 лет позже Владимира Путина. Затем было четыре года аспирантуры. И, наконец, в 1991 году молодой специалист Иванов защитил кандидатскую диссертацию на столь широкую тему, что вряд ли у кого вызовут сомнения его обширнейшие познания в гражданском праве. В этом труде Антон Иванов охватил все проблемы, относящиеся к «Праву собственности и товарно-денежным отношениям». Поработав в юридическом издательстве и начальником юридического отдела ООО «Союзконтракт-Услуги», в январе 1997 года был назначен начальником Управления юстиции Санкт-Петербурга, где проработал до апреля 1999 года. После чего вернулся к научной деятельности. И, наконец, год назад Антон Александрович неожиданно взошел на трамплин своей карьеры. В июле 2004 года он был приглашен на должность первого заместителя генерального директора ОАО «Газпром-Медиа». Видимо вспомнили Антона старые университетские товарищи да коллеги по работе в администрации Санкт-Петербурга. 

Судейской практики у нового главы Высшего Арбитражного суда нет. Сначала это вызывало некоторое смешение мыслей и у самого Иванова. На вопрос одного из журналистов, как он воспринял «такой крутой поворот в своей судьбе и карьере», Иванов ответил, что «абсолютно отрицать факт некоего беспокойства было бы неразумно – это понятно, но с другой стороны, и это настоятельно советуют психологи, надо периодически менять вид своей жизнедеятельности. Иначе происходит застой и в мыслях, да и в самой жизни». 

По-видимому, два столь резких карьерных прыжка за год все же не позволили Иванову быстро перестроиться. Мысли его уж точно не «застоялись», однако процесс «вхождения в профессию» еще явно не завершен. Так, в интервью «Радио России» Антон Иванов так и не смог определиться, что во взаимоотношениях с исполнительной властью для него выше – свобода или справедливость: 


«ИВАНОВ: Вопрос о соотношении закона и справедливости непростой. Если во имя справедливости нужно нарушить четкую норму закона, естественно, я являюсь сторонником той точки зрения, что надо соблюдать закон, потому что строгое соблюдение законности – это приоритет для правового общества. Нормы морали, а ее элементом является понятие справедливости, все-таки должны играть подчиненную по отношению к закону роль. Но когда закон не высказывается однозначно по тому или иному вопросу, тогда соображения морали, вопросы справедливости того или иного судебного решения могут быть предметом внимания и учета. 

ВЕДУЩИЙ: А Вы готовы к тому, что, скажем, премьер-министр России Михаил Фрадков позвонит Вам и скажет: «Антон Александрович, там вот то-то, то-то и надо подумать о государственных интересах». Я в качестве примера привел Фрадкова, надеюсь, Михаил Ефимович не обидится… К кому Вы больше прислушаетесь (при принятии решения) — к журналисту или чиновнику? 

ИВАНОВ: Здесь вопрос нравственного выбора каждого судьи… В этом и состоит судейское усмотрение, когда в рамках закона судья выбирает тот или иной вариант решения». 

Никто и не сомневается, что в России уже давно главный признак эталонного судьи – это то, что он руководствуется, прежде всего, справедливостью. Будь-то революционной, советской или нынешней — «новогосударственнической». Так что назначение главой Высшего Арбитражного суда столь понимающего человека, как Антон Иванов, как раз накануне рассмотрения налоговых исков к «ЮКОСУ» и его дочернему предприятию «Самаранефтегазу», представляется более чем оправданной.

Предшественник Иванова Вениамин Яковлев как-то назвал арбитражную практику «зеркалом российской экономики». Главным предпринимателем сейчас становится государство. Сам Иванов в одном из интервью оговорился, явно имея в виду дело «ЮКОСА»: «Наша арбитражная практика не может быть ни лучше, ни хуже того состояния, которое имеет российская экономика. И не секрет, например, что в ряде дел, которые нам приходится рассматривать, есть какая-то внутренняя подоплека. То есть где-то там идут уголовные дела, где-то используется мошенническая схема, а до нас доходит отголосок этой истории, какое-то частное дело». 


Первый закон нового арбитража или «мы за партою одной…»


Судя по готовящимся назначениям, команду себе Антон Иванов подбирает по собственному видению. Причем речь идет вовсе (что, впрочем, естественно) не об уровне профессионализма. Председатель Высшего Арбитражного суда перетаскивает к себе знакомых и однокашников. Конечно, важно, чтобы и президент одобрил назначение. Так что подбор кандидатов, видимо, идет по нескольким требованиям. 

Требование первое – общее представление о законе и справедливости. 

Специалист, как просветил нас философ Кун, формируется образовательной системой. А для того, чтобы специалисты имели в точности схожие представления о предмете, это образование надо получить в рамках одной научной школы и желательно в одно и тоже время, пока школу не накрыло очередной научной революцией. Антон Иванов и Валерия Адамова делили одну студенческую скамью, а его будущий первый заместитель, Елена Валявина, училась на курс младше. Все трое – выпускники «альма-матер» президента Путина – юридического факультета Ленинградского госуниверситета. 

Собственно соответствовать представлениям президента о хорошем кандидате на какую бы то ни было должность можно и другим способом. Если есть хоть минимальный опыт работы в органах или в администрации города Санкт-Петербурга. В 1994 году Елена Валявина работала ведущим специалистом Жилищного комитета мэрии Санкт-Петербурга. Владимир Путин в это время еще обретался в должности первого зама председателя правительства города. А Антон Иванов с 1997 года возглавлял Управление юстиции города Санкт-Петербурга, а его заместителем некоторое время была та же Елена Валявина, до этого три года руководившая юридическим отделом риэлторской фирмы «Экотон». В официальном сообщении говорилось, что «Елена Валявина займется реализацией Закона РФ «О государственной регистрации прав на недвижимость и сделок с ней». Интересно, чем займется госпожа Валявина в Высшем Арбитражном суде – там количество дел о недвижимости не превышает одного процента.


Второй закон нового арбитража или «мы диалектику учили не по Гегелю…»


Другое важнейшее требование к новому руководителю государственного арбитража – полное отсутствие судейского опыта. Напомним, у Адамовой, как и у ее подруги Валявиной и у их общего патрона Иванова – до прихода на посты в руководстве арбитраже – не было ни одного дня судебного опыта. Антон Иванов, Елена Валявина и Валерия Адамова ни разу в жизни до своего назначения не сидели в кресле судьи, не выносили судебных решений, а гражданские споры разбирали разве что со студентами на семинарах, да в учебниках по гражданскому праву. И это при том, что милые дамы рассматриваются на позиции первых (!) заместителей председателей судов, а значит, будут замещать начальника в период его отсутствия!

Даже сама вполне демократичная процедура назначения по конкурсу, где высшие юридические авторитеты страны, собранные в квалификационную комиссию, принимают решение о «достойности» кандидата превращена в фарс. На ум почему-то приходят аналогии с «тендерами» на поставку мазута в какой-нибудь провинциальный городок, в котором участвует фирма сына (жены, любовницы, племянника) мэра. Ведь либо подается одна заявка от заведомого победителя, как в случае с Ивановым и Адамовой, либо «подставляется» известная, но заведомо не отвечающая «новым законам арбитража» фигура, как в случае с Валявиной. Так, несмотря на то, что на соискание высокой должности в Высшем арбитраже страны была вынесена кандидатура г-на Фурцева – д-ра юридических наук, заместителя председателя Московского областного арбитражного суда, уважаемого и авторитетного профессионала, прошедшего все ступени судейской карьерной лестницы и обладающего огромным опытом, Высшая Квалификационная коллегия судей РФ отдала предпочтение «крепкому специалисту», г-же Валявиной.

И ничего, что в судебных процессах и Валерия Адамова и Елена Валявина участвовали только в качестве защитников. Теперь у них будет обширная практика. А правильное решение им всегда подскажут. 


Третий закон нового арбитража или «наш дом – Газпром»


Еще одно требование к кандидатам – это опыт работы в структурах «Газпрома», причем непосредственно перед назначением судьей. Нынешний председатель Высшего арбитражного суда пришел на этот пост ни откуда-нибудь, а именно с позиции первого заместителя генерального директора «Газпром-Медиа». Правда, возглавив ВАС, Антон Иванов заявил, что ему импонирует система, когда «при поступлении на должность во многих странах судья заполняет такой огромный вопросник, чуть ли не 20 или 30 страниц, в которых он отвечает на вопросы о своих коммерческих интересах, о своих связях». Адамовой и Валявиной, пожалуй, в этой логике пришлось бы исписать не двадцать-тридцать, а всю сотню страниц, чтобы обозначить все свои интересы и связи.

Валерия Адамова с 2002 года возглавляла юридическое управление СИБУРа. Выступала на процессах со стороны «Газпрома» и «СИБУРа», когда эти компании обвиняли бывших руководителей АК «СИБУР» Якова Голдовского и Евгения Кошица в хищении вверенного имущества и отмывании денег. На этих делах она доросла до должности вице-президента «СИБУРа» по юридическим вопросам. С ноября 2003 входит в совет директоров «Сибур-Тюмень». Об отсутствии у госпожи Адамовой экономических интересов, о независимости ее решений как арбитражного судьи говорить вряд ли возможно. 

В одном из интервью Антон Иванов четко обозначил свое отношение к коррупции в судах: «Можно поставить ее в жесткие рамки, но ни в коем случае нельзя ее победить. Тот, кто говорит, что он может ее победить, на мой взгляд, лукавит». Иванов точно знает, о чем говорит. Под «жесткими рамками», видимо, подразумеваются границы одной корпорации. Становясь постепенно главной управляющей компанией преходящих к чиновникам активов «Газпром» подчиняет себе и ту судебную инстанцию, которая будет ставить точку в конфликтах между бывшими и новыми владельцами. 


Преданная независимость


Назначения председателя и судей Высшего Арбитражного суда лежат в общей логике кадровой политики государства. Последние годы одних и тех же людей — родом из Санкт-Петербурга, учившихся с президентом, имеющих фээсбэшное прошлое и, в общем-то, далеко не всегда компетентных — то и дело перемещают с одного места на другое, пытаясь найти им применение. Это — явный симптом властной паранойи. Управлять таким огромным государством сложно. Положиться можно только на своих. Особенно, если пытаешься контролировать каждый ход. 

Есть две управленческие логики. Можно довериться кадровому агентству, взять на место настоящего профессионала, который сам знает и сделает как нужно. А можно взять давнего знакомого, который где-то в той области работает, и «доверить ему сектор», чтобы сделал так, как нужно тебе. В первом случае – необходима решительность и способность доверять собой же назначенному специалисту. Однако, умелый и независимый профессионал, успешно справляющийся со своей задачей, может вдруг обрести совсем не нужный вес и влияние. Да и не являясь «системным» игроком, такой специалист способен начать свою игру, демонстрировать свои амбиции. 

Так что нынешняя власть, опасаясь за собственную стабильность, предпочитает использовать второй подход. 

С приходом Путина основным признаком профпригодности высших чиновников стала лояльность. Дабы выразить свою лояльность они будто стали клонироваться, приобретая все большую генетическую схожесть друг с другом. Будто в их биографиях подчеркивают маркером общие места. И неважно, какую должность будет занимать человек. Это одна «номенклатура». И у них одна «пронизывающая компетенция» — они «свои».

Вот только к каким последствиям это ведет? Одно дело, когда при поломке компьютера обзваниваешь знакомых и родственников и находишь некого племянника тети Шуры, учившего в школе информатику. Но подобный чрезвычайно низкий уровень кадрового менеджмента никак не может распространяться на высшие органы власти. И уж тем более не допустимо, чтобы такой подход переносился не просто на гос.монополии или чиновничьи коридоры власти, но на такую тонкую и важную часть государства, как суды. В конце концов, именно такая кадровая политика, а вовсе не какие-то доклады аналитиков «Альфа-банка» или победные реляции ведомства Грефа об экономическом росте, торпедируют все попытки государства увеличить свою инвестиционную привлекательность. Какой, к примеру, американец захочет доверить охрану своих инвестиций и собственности не прозрачной и авторитетной судебной системе с уважаемым судьей во главе, а чиновникам, специально назначенным для усиления роли государства в системе арбитража? И пока государство не примет и, самое главное, не осуществит пусть трудное, но необходимое решение по отделению если не всей судебной системы, то хотя бы государственного арбитража от юр.отделов госмонополий, не обеспечит прозрачности и уважения к судам, нам останется рассчитывать только на «перстни за супербоул» в качестве инвестиций от по настоящему крупных международных политических и экономических игроков.

 

www.compromat.ru

Новости Руспрес — Высший арбитражный гей-клуб Антона Иванова

«Председатель ВАСа Антон Иванов понимает, что его перевербовали, мучается и переживает»

Приятно управлять людьми, у которых есть недостатки. По крайней мере, такой вывод можно сделать, если внимательно посмотреть на российский бизнес и царящие в госуправлении принципы.

Почти в каждой компании есть человек, вызывающий недоумение: «Господи, почему он до сих пор держится?». Но выясняется, что руководитель знает, — у этого человечка присутствуют какие-то недостатки, за счет чего им легко манипулировать.

Это как в разведке — очень легко завербовать человека, у которого есть ярко выраженные недостатки, например, гомосексуализм. Является гомосексуализм недостатком или нет, но человек боится, что об этом станет известно – и его вербуют. Или взятка. Или какой-нибудь другой проступок. Недостатков и проступков, на которых разыгрывается вербовка – немало. А результат?

Часто возникают непростые вопросы — на кого же этот человек работает, насколько он действительно служит интересам компании, или его кто-то завербовал? Очень интересно это наблюдать в государственной службе. Вот смотришь на некоторых чиновников, и не можете понять, — что происходит? Я многократно рассказывал о беспределе в Высшем арбитражном суде. Непонятно, как туда попали «лимоновцы». Непонятно, как попали туда ребята, которые не могут там работать, — если верить письму депутатов Государственной думы. Депутаты просили объяснить, — как же так случилось, что незаконно, с нарушением Указа президента «О квалификационных требованиях», людей взяли на работу. А потом выясняется, что эти люди продолжают работать. Шесть депутатов пишут письмо, а им пренебрежительно чиновник не того уровня говорит: «Как хотим, так и будем работать». Мало этого, этим людям даже поручают рассматривать некоторые вопросы в суде, принимать по ним решения… Например, едет встретиться с Антоном Александровичем Ивановым губернатор Ростовской области Владимир Федорович Чуб. Губернатор! Но, Антону Александровичу некогда и он посылает главу области к своему руководителю секретариата, к Дмитрию Владимировичу Плешкову. А Дмитрию Владимировичу целых 25 лет — такой матерый человечище, как раз из тех людей, в обоснованности трудоустройства которых сомневаются депутаты Госдумы. Господин Чуб с ним кое-что хочет обсудить, например, такой смешной вопрос — у них в Ростовской области арбитражный суд разместился не где-нибудь, а в том же помещении, где находится гей-клуб. Нет, ну может быть, для Плешкова и прочих то, что там гей-клуб находится — это нормально, но для Владимира Федоровича это вопрос такой… понимаете ли — областному арбитражному суду такое соседство не добавляет авторитета. Но Антон Александрович не решился его принимать – идите лучше к Плешкову. В итоге, губернатор вообще об этом старается не вспоминать, об этой встрече, как будто ее не было.

Стоит отметить, что Антон Александрович по-доброму относится к Плешкову, Осипову, Дроздову. Он простил им нарушение Указа президента, назначил их на высокие должности. Шатунову простил любовь к своей супруге, а что там бабки вместе делят судебные – так это все нормально.

Но возникает вопрос: что это дает другим? И почему этих людей не трогают, почему? Ведь Антона Александровича на эту должность кто принял? — Дмитрий Медведев. И, казалось бы, Дмитрий Анатольевич Медведев должен спросить: «Что происходит?». Дать по одному месту и навести порядок. Но дело в том, что уже давным-давно Антон Александрович не является человеком Дмитрия Медведева. Уже давным-давно забыл он, что было, когда его назначали на эту должность, как говорил ему Медведев: «ты там закон соблюдай!». И забыл он о начальной идее, — придет, мол, команда молодых талантливых юристов в систему, которая тогда казалась дико закостеневшей, и восстановит право и порядок. Забыл он. Получилось, что когда-то какие-то личные характеристики Антона Иванова проявились, и его оказалось легко завербовать — вербанули его вполне жестко и активно. Интересно и то, что фамилия человека, который является контактом при вербовке, вам, граждане, ничего не скажет, но скажет очень многое руководителям судов разного уровня. Тем самым судьям, к которым этот человечек приходил и говорил: «Слушайте, в интересах государства надо, чтобы было принято решение не очень правовое, но очень нужное». И дальше называются, например, такие дела, как дело «НИИ Радиопромышленности». Это спор о праве на землю на Ленинградке. Как раз по этому делу есть, вроде бы, указание такого человечка… Но решать его супротив закона не хочется. Антон Александрович, который получает прямое указание по делу, берет самоотвод, а Президиум голосует против. У Антона Александровича истерика, кричит: «Что вы делаете? Не забывайте, об этом просила сама администрация!». Но люди в Президиуме вот взяли и забыли.

Или, например, идет очень долгая война — так называемое «дело Логоваза». Опять же, осуществляется давление — появляется гонец из администрации. И опять не получается…

Можно вспомнить еще одно скандальное дело предприятия, крайне важного для России – «Тольяттиазот». Это крупнейшее в стране производство аммиака, предприятие контролирует трубопровод Тольятти-Одесса, и стоит около миллиарда долларов. Это спор между двумя бизнес-структурами [Руспрес: миноритарным акционером ОАО «Тольяттиазот» стали структуры «Уралхима» Дмитрия Мазепина, противостоящие владельцу основного пакета акций предприятия Владимиру Махлаю]. Спор, который обернулся настоящими информационными войнами в прессе. И вот так же, вдруг в арбитраж прибегает человечек и требует: «Нам надо, чтобы было вот так!». Ему говорят: «Слушайте, ну нельзя, есть же правовые обстоятельства». Тот кричит: «Нам наплевать!». Вызывают Антона Александровича. Антон Александрович страшно волнуется, пытается давать указания своему заместителю госпоже Валявиной, получает отпор, не знает, что делать, как, куда, чего, — ведь «государственные интересы»!? Но, опять ничего не получается. Суд выносит законное решение, вопреки давлению Антона Александровича и хитрого человечка из администрации. Что происходит дальше? А дальше говорят: «Как Президиум голосовал? А ну-ка — дайте поименный список, чтобы мы знали в администрации, кто из вас как голосовал». Мало этого.

Когда этот человечек приходит и встречается с руководителями разных инстанций, с той же Валявиной и другими, он говорит: «Вы что, не понимаете, чьи интересы я представляю? У вас будут проблемы. Вы что, не понимаете, кому это надо?!». Но эти люди не понимают, потому они чистые. Валявиной заявляется: «А вы не боитесь, что про вас Соловьев расскажет, что вы с вашим помощником вместе куда-то поехали?». Она говорит: «А чего бояться? Мы же с ним вроде разнополые». А вот эти путешествующие однополые — они чего-то боятся — потому что удалось их перевербовать. И теперь они служат не российскому государству, не Дмитрию Медведеву, который их назначал и который, в принципе, за них отвечает. Нет. Они управляются вполне конкретным человечком. Если даже обыскать весь Интернет, вы его не найдете. Это Валерий Иванович Боев, у которого фантастически высокая должность — референт управления президента Российской Федерации по кадровым вопросам и государственным наградам. Должность такая… комариная. Он входит в состав комиссии при президенте Российской Федерации по предварительному рассмотрению кандидатур на должность судей федеральных судов.

Поэтому мало тех вопросов, которые я каждый раз задаю — почему у нас такие судьи, почему у нас такой беспредел, что у нас вообще происходит в судах?.. Есть еще и ключевой вопрос — почему этих людей назначают? Почему ищут таких, которыми легко управлять, легко вербануть, легко заставить? Почему к таким может прийти Боев и сказать: «Это нужно государству»?! Притом Медведев не считает, что это нужно государству. Я уверен, что и Сечин не считает, будто это нужно государству. А вот как считает Боев — очень интересно…

Боев находится в управлении, которое подчиняется господину Осипову, они замыкаются на Викторе Петровиче Иванове, который курирует вопросы всех судейских назначений. Поэтому, если вам реально надо что-то решить и выиграть, попытайтесь зайти через этих людей и они вам, может быть, через хитрых агентов влияния, попавшихся на грешках, смогут решить практически любой сложный вопрос. Хотя, иногда система работает и профессионалы говорят: «Нельзя!». Нравится, в какой стране мы живем?

Поэтому у нас в стране нельзя нарушать законы… кому-то. Но можно, если ты свой. В принципе, надо судить по закону, но если Боев зашел и попросил, то закон ему уступает. И тут у меня возникают вопросы к администрации президента.

Кто вот этого Боева взял на работу?

Кто назначил таких уступчивых судей?

В какой системе власти мы живем, и почему мы с вами не знаем, кто на самом деле принимает решения в стране, и от кого они зависят?

Куда смотрит господин Путин?

В какой еще стране возможно, чтобы в одном здании находился областной суд и гей-клуб? Это вообще в голове укладывается? А в какой стране возможно такое, что приезжает губернатор встретиться с руководителем судебной инстанции обсудить вопросы взаимодействия, а его отсылают к руководителю секретариата, который взят на должность с нарушением закона? А в какой еще стране возможно, что депутаты Государственной думы пишут запрос, в том числе, и в Счетную палату, а им пренебрежительно отвечает какая-то чиновничья мелочевка? А в какой еще стране возможно такое, когда сразу несколько высоких должностных лиц из администрации президента пытаются оказывать давление на журналиста, чтобы он перестал беспокоить самого Антона Александровича Иванова, вместо того, чтобы навести порядок в системе, от которой зависит жизнедеятельность всего государства?

Пока нашими судами управляют референты, пока они решают, кого и где назначать, — никогда граждане России не поверят в торжество закона. Но, зато из судебной системы будут постоянно выдавливаться люди сильные, мощные, честные.

При том, Антон Александрович понимает, что его перевербовали, он мучается, он переживает. Уговаривая своего заместителя Валявину по «нужному делу» и получая отпор, он ссылается на срочный звонок из администрации, встает и убегает. Знают ли об этом в администрации? Я уверен, что не знают. Я считаю, что это мелкие делишки конкретных людей. А вот если не будет изменений, в том числе кадровых, значит — это не мелкие делишки. Значит, это продуманная система, и мы живем в стране, которую можно называть как угодно, но только не правовой.

Пока может маленький мальчик тихо, незаметно решать такие важные дела, тихо говоря той же Валявиной: «А вы что себе позволяете? Вы что, не понимаете?! Вы что, не понимаете, к чему это приведет? Вы не переназначитесь. Вы не переназначитесь! Вы что, не понимаете, кто вас об этом просил?»… Пока такие мальчики есть – правовой системы не будет.

Но какое это имеет отношение к тем словам, которые говорил Дмитрий Анатольевич Медведев, рекомендуя на должность руководителя Высшего арбитражного суда Антона Александровича Иванова? Интересно, знает ли он, что стало с тем человеком, которого он считал талантливым и способным юристом?

Кстати, до Боева, был другой, который занимался такими же делами… человек по фамилии на буковку К, жена которого работала в ТНК ВР. Он тоже «решал вопросы», тоже регулярно путал свою шерсть с государственной, регулярно путал интересы структур, в которых работала его жена, с интересами государства, и за это поплатился должностью. Но так как у нас же любят тех, кто немножечко в грязи, то его все равно от власти далеко не отпустили, подтянули поближе. Потому что, когда у человека рыльце в пушку, он понятен — им манипулировать, управлять можно. Это очень и очень удобно.

И если какой-нибудь такой человечек зайдет в нормальное учреждение и скажет: «А ну-ка, отпустите!», то его пошлют подальше, на высоком уровне. Например, Верховный суд, возглавляемый Вячеславом Михайловичем Лебедевым, который в этой системе «миллион лет» и для которого всякие такие Боевы — ничто и звать никак. А вот в Арбитражном суде – не пошлют… Для Антона Александровича Иванова такой визитер — это большой человек, гонец от вершителей судеб, от самого Виктора Петровича. А вдруг что не так? Страшно ведь, мамочки!

Проблема еще и в том, что такая система взаимоотношений дублируется на всех уровнях власти – региональных, местных. Этакая матрица, которая воспроизводится на всех уровнях. Параллельно закону действуют интересы. Интересы не государства, а Боевых, Викторов Петровичей, друзей Антона Александровича. Это интересы кого угодно, но не государства. И на каждом уровне власти есть свои Боевы, свои Викторы Петровичи. В каждом городе, в каждой районной администрации это все воспроизводится.

Ведь закон — для врагов, понимаете? Друзьям — все, врагам – закон. Но еще этот закон надо правильно повернуть. Для этого и есть разные хорошие мальчики…

Интересно, — сколько недовольных сотрудников администрации позвонит мне теперь?

www.rospres.org

Иванов, Антон Александрович — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Иванов.

Анто́н Алекса́ндрович Ивано́в (род. 6 июля 1965, Гатчина Ленинградская область) — Председатель Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации с 26 января 2005 по 6 августа 2014 годы. Оставил должность в связи с прекращением существования Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации как самостоятельного федерального органа судебной власти[1][2]. Научный руководитель факультета права национального исследовательского университета «Высшая школа экономики»

Биография

Окончил юридический факультет Ленинградского государственного университета (1987, учился в одной группе с Дмитрием Медведевым), аспирантуру этого же факультета (1990), кандидат юридических наук (1991, тема диссертации: «Право собственности и товарно-денежные отношения»). Вдова А. А. Собчака Людмила Нарусова вспоминала: «Я помню как в 1989 году, когда Собчак выдвинулся в депутаты, эта команда, куда входили Иванов, Медведев, Кропачев, помогала ему, например, клеила листовки и объявления на столбах. Собчак шел против номенклатуры, так что дело было опасное».[3]

  • С 1990 — ассистент, затем доцент кафедры гражданского права юридического факультета Санкт-Петербургского государственного университета (занимался преподаванием в течение всей своей деятельности, совмещая работу в университете с другими должностями). Область научных интересов: вопросы вещного права, аренды и страхования.
  • В 1991—1995 — ведущий редактор юридического журнала «Правоведение».
  • В июне-ноябре 1995 — руководитель юридического отдела компании «Союзконтракт-Услуги», занимавшейся поставкой в Россию продуктов питания.
  • В 1995—1997 — ассистент кафедры гражданского права юридического факультета Санкт-Петербургского государственного университета. Читал лекции по римскому праву на дневном отделении факультета в то время, как Д. А. Медведев читал лекции по тому же предмету на вечернем отделении.
  • В январе 1997 — апреле 1999 — начальник Санкт-Петербургского управления юстиции Министерства юстиции России.
  • В апреле — августе 1999 — советник по юридическим вопросам ЗАО «Балфорт-Инвест» в Гатчине.
  • В сентябре 1999 — июле 2004 — доцент кафедры гражданского права Санкт-Петербургского государственного университета.
  • С 6 июля 2004 — первый заместитель генерального директора ОАО «Газпром-медиа», курировал вопросы корпоративного строительства и права.
  • С 2007 года является заведующим кафедрой гражданского права национального исследовательского университета «Высшая школа экономики», профессор, научный руководитель факультета права, ординарный профессор (с 2011 года), член Ученого совета НИУ ВШЭ[4].
  • В январе 2005 — августе 2014 — председатель Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.

Член Совета по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства при президенте России. С 1998 — член попечительского совета Фонда правового просвещения граждан. Был членом Санкт-Петербургской городской коллегии адвокатов.

Занимается научной деятельностью с 1987. Имеет ряд научных работ. Соавтор одного из самых известных российских учебников по гражданскому праву (под редакцией А. П. Сергеева и Ю. К. Толстого; среди соавторов — Николай Егоров, Илья Елисеев, Михаил Кротов, Дмитрий Медведев и др.), удостоенного премии правительства России в области образования за 2001. Награждён медалью имени А. Ф. Кони.

В 1994 вместе со своими однокурсниками Дмитрием Медведевым и Ильёй Елисеевым учредил консалтинговую фирму «Балфорт».

Председатель Высшего Арбитражного Суда

С 26 января 2005 года — председатель Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. При назначении на должность заявил:

Для себя я считаю, что должность председателя Высшего арбитражного суда является вершиной карьеры для цивилиста. Основные задачи для себя вижу в повышении доверия к судебной системе и большую открытость судов. Не секрет, что в последнее время доверие хозяйствующих субъектов и граждан к судам несколько ослабло. Хотелось бы, чтобы судебная система была более эффективной по защите права собственника, а те, кто обращается в суды, получали справедливые и взвешенные решения, основанные на соблюдении частных и публичных интересов. Надеюсь улучшить информированность о деятельности судебной системы, чтобы превратить её в более гласную, открытую систему. Чтобы все могли узнать, какие решения были приняты.[5]

Профессиональные взгляды и позиция

Антон Иванов неоднократно, в том числе публично, выступал по вопросам целесообразности введения в России элементов прецедентной системы права[6][7]. В качестве возможных источников прецедентов он рассматривал как руководимый им ВАС, так и, в частности, его Президиум. Эти идеи нашли своё практическое воплощение. 14 февраля 2008 года пленум ВАС постановил, что толковать правовые нормы может как пленум ВАС в постановлениях, обобщающих судебную практику, так и президиум этого
судебного органа — когда речь идет о конкретных делах. При этом, правовые позиции ВАС становились обязательными для всех арбитражных судов, а принятые ранее на местах решения должны были быть пересмотрены в случае появления прецедентов, решенных иначе[8].

Характеристики

В журнале SmartMoney (№ 3 (93) от 4 февраля 2008) содержится такие характеристики Иванова:

По словам однокурсницы Марины Лавриковой,

он никогда не боялся спорить с нашими самыми уважаемыми профессорами и академиками, которые были очень строги. Не боялся отстаивать свою точку зрения, даже если она была абсолютно парадоксальна.

По словам бывшей коллеги Натальи Шатихиной,

он всегда знает, где, почему, в какой книге написано. Можно в разговоре мимоходом сказать: мол, у меня мама ездила в Люксембург, у них там такого-то законодательства нету. Сразу переспросит: «Как это нету? А антимонопольный закон 1972 г.?» И так во всём.

Собственность и доходы

По информации газеты «Ведомости» в Латвии Иванову принадлежат два домовладения общей площадью 182 м²[9].

Труды

  • Формы предпринимательской деятельности. Комментарий действующего законодательства. СПб, 1995 (в соавторстве с И. В. Елисеевым и М. В. Кротовым).
  • Новый подход к преподаванию гражданского права // Правоведение. 1999. № 2
  • Договор финансовой аренды (лизинга) в новых условиях // Правоведение. 2002. № 2.
  • Собственность и товарно-денежные отношения // Труды по гражданскому праву. К 75-летию Ю. К. Толстого. М., 2003.
  • К реформе законодательства о недвижимости // Правоведение. 2003. № 6
  • Гражданское право. Учебник. М., 2006. 6-е издание. В 3 тт. (соавтор).
  • Гражданское право. Учебник. М., 2010. 7-е издание. В 3 тт. (соавтор)

Награды и звания

Напишите отзыв о статье «Иванов, Антон Александрович»

Примечания

  1. [precedent.hse.ru/news/130203572.html Прощание с Судом]. НИУ ВШЭ (6 августа 2014). Проверено 9 августа 2014.
  2. [legalinsight.ru/segodnya-prekratil-svoe-suschestvovanie-vysshiy-arbitrajnyy-sud-rf/ Сегодня прекратил своё существование Высший Арбитражный Суд РФ]. Legal Insight Magazine. Проверено 9 августа 2014.
  3. Всеволод Бельченко, Наталья Шергина. Назначенному верить? Журнал «Огонёк» www.kommersant.ru/pda/ogoniok.html?id=1260893″
  4. 1 2 3 НИУ ВШЭ. [www.hse.ru/org/persons/68359 Иванов Антон Александрович].
  5. [www.rg.ru/2005/01/27/arbitrazh.html Российская газета] (рус.). — Федеральный выпуск №3683 от 27 января 2005 г.. (Проверено 18 июля 2009)
  6. [pravo.ru/review/view/26629/ ПРАВО.RU: Речь Антона Иванова о прецедентном праве. Кто был против?]. Проверено 15 сентября 2015.
  7. Ольга Плешанова [www.kommersant.ru/doc/1341089 Кампания по выдвижению прецедента] // Газета «Коммерсантъ». — Вып. 48. — С. 4.
  8. [lenta.ru/news/2010/01/22/caselaw/ Конституционный суд поддержал введение прецедентного права]. Проверено 15 сентября 2015.
  9. Елена Мязина, Ирина Мокроусова. [www.vedomosti.ru/library/library-investigation/news/3030681/deklaraciya_i_zhizn В каких странах у российских госслужащих есть недвижимость]. Ведомости (20.08.2012). Проверено 25 декабря 2012. [www.webcitation.org/6DDW7149O Архивировано из первоисточника 27 декабря 2012].
  10. [pravo.gov.ru:8080/page.aspx?11029 Указ Президента Российской Федерации от 4 января 2012 года № 13 «О награждении орденом „За заслуги перед Отечеством“ III степени Иванова А. А.»]
  11. [document.kremlin.ru/doc.asp?ID=56322 Указ Президента Российской Федерации от 23 декабря 2009 года № 1463 «О присвоении почётного звания „Заслуженный юрист Российской Федерации“ Иванову А. А.»]
  12. [publication.pravo.gov.ru/Document/View/0001201510020030 Распоряжение Правительства Российской Федерации от 30 сентября 2015 года № 1938-р «О награждении медалью Столыпина П. А. II степени Иванова А. А.»]

Ссылки

  • [www.arbitr.ru/as/vas/preds/ivanov.htm Биография]
  • Иванов, Антон — статья в Лентапедии. 2012 год.
  • [law.edu.ru/person/person.asp?persID=1117083 Биография]
  • [www.whoiswho.ru/russian/Curnom/22005/nov.htm Биография]
  • [www.smoney.ru/article.shtml?2008/02/04/4840 Президентский курс]

Отрывок, характеризующий Иванов, Антон Александрович

– Vous verrez, [Вы увидите.] – сказала Анна Павловна, – что завтра, в день рождения государя, мы получим известие. У меня есть хорошее предчувствие.

Предчувствие Анны Павловны действительно оправдалось. На другой день, во время молебствия во дворце по случаю дня рождения государя, князь Волконский был вызван из церкви и получил конверт от князя Кутузова. Это было донесение Кутузова, писанное в день сражения из Татариновой. Кутузов писал, что русские не отступили ни на шаг, что французы потеряли гораздо более нашего, что он доносит второпях с поля сражения, не успев еще собрать последних сведений. Стало быть, это была победа. И тотчас же, не выходя из храма, была воздана творцу благодарность за его помощь и за победу.

Предчувствие Анны Павловны оправдалось, и в городе все утро царствовало радостно праздничное настроение духа. Все признавали победу совершенною, и некоторые уже говорили о пленении самого Наполеона, о низложении его и избрании новой главы для Франции.

Вдали от дела и среди условий придворной жизни весьма трудно, чтобы события отражались во всей их полноте и силе. Невольно события общие группируются около одного какого нибудь частного случая. Так теперь главная радость придворных заключалась столько же в том, что мы победили, сколько и в том, что известие об этой победе пришлось именно в день рождения государя. Это было как удавшийся сюрприз. В известии Кутузова сказано было тоже о потерях русских, и в числе их названы Тучков, Багратион, Кутайсов. Тоже и печальная сторона события невольно в здешнем, петербургском мире сгруппировалась около одного события – смерти Кутайсова. Его все знали, государь любил его, он был молод и интересен. В этот день все встречались с словами:

– Как удивительно случилось. В самый молебен. А какая потеря Кутайсов! Ах, как жаль!

– Что я вам говорил про Кутузова? – говорил теперь князь Василий с гордостью пророка. – Я говорил всегда, что он один способен победить Наполеона.

Но на другой день не получалось известия из армии, и общий голос стал тревожен. Придворные страдали за страдания неизвестности, в которой находился государь.

– Каково положение государя! – говорили придворные и уже не превозносили, как третьего дня, а теперь осуждали Кутузова, бывшего причиной беспокойства государя. Князь Василий в этот день уже не хвастался более своим protege Кутузовым, а хранил молчание, когда речь заходила о главнокомандующем. Кроме того, к вечеру этого дня как будто все соединилось для того, чтобы повергнуть в тревогу и беспокойство петербургских жителей: присоединилась еще одна страшная новость. Графиня Елена Безухова скоропостижно умерла от этой страшной болезни, которую так приятно было выговаривать. Официально в больших обществах все говорили, что графиня Безухова умерла от страшного припадка angine pectorale [грудной ангины], но в интимных кружках рассказывали подробности о том, как le medecin intime de la Reine d’Espagne [лейб медик королевы испанской] предписал Элен небольшие дозы какого то лекарства для произведения известного действия; но как Элен, мучимая тем, что старый граф подозревал ее, и тем, что муж, которому она писала (этот несчастный развратный Пьер), не отвечал ей, вдруг приняла огромную дозу выписанного ей лекарства и умерла в мучениях, прежде чем могли подать помощь. Рассказывали, что князь Василий и старый граф взялись было за итальянца; но итальянец показал такие записки от несчастной покойницы, что его тотчас же отпустили.

Общий разговор сосредоточился около трех печальных событий: неизвестности государя, погибели Кутайсова и смерти Элен.

На третий день после донесения Кутузова в Петербург приехал помещик из Москвы, и по всему городу распространилось известие о сдаче Москвы французам. Это было ужасно! Каково было положение государя! Кутузов был изменник, и князь Василий во время visites de condoleance [визитов соболезнования] по случаю смерти его дочери, которые ему делали, говорил о прежде восхваляемом им Кутузове (ему простительно было в печали забыть то, что он говорил прежде), он говорил, что нельзя было ожидать ничего другого от слепого и развратного старика.

– Я удивляюсь только, как можно было поручить такому человеку судьбу России.

Пока известие это было еще неофициально, в нем можно было еще сомневаться, но на другой день пришло от графа Растопчина следующее донесение:

«Адъютант князя Кутузова привез мне письмо, в коем он требует от меня полицейских офицеров для сопровождения армии на Рязанскую дорогу. Он говорит, что с сожалением оставляет Москву. Государь! поступок Кутузова решает жребий столицы и Вашей империи. Россия содрогнется, узнав об уступлении города, где сосредоточивается величие России, где прах Ваших предков. Я последую за армией. Я все вывез, мне остается плакать об участи моего отечества».

Получив это донесение, государь послал с князем Волконским следующий рескрипт Кутузову:

«Князь Михаил Иларионович! С 29 августа не имею я никаких донесений от вас. Между тем от 1 го сентября получил я через Ярославль, от московского главнокомандующего, печальное известие, что вы решились с армиею оставить Москву. Вы сами можете вообразить действие, какое произвело на меня это известие, а молчание ваше усугубляет мое удивление. Я отправляю с сим генерал адъютанта князя Волконского, дабы узнать от вас о положении армии и о побудивших вас причинах к столь печальной решимости».

Девять дней после оставления Москвы в Петербург приехал посланный от Кутузова с официальным известием об оставлении Москвы. Посланный этот был француз Мишо, не знавший по русски, но quoique etranger, Busse de c?ur et d’ame, [впрочем, хотя иностранец, но русский в глубине души,] как он сам говорил про себя.

Государь тотчас же принял посланного в своем кабинете, во дворце Каменного острова. Мишо, который никогда не видал Москвы до кампании и который не знал по русски, чувствовал себя все таки растроганным, когда он явился перед notre tres gracieux souverain [нашим всемилостивейшим повелителем] (как он писал) с известием о пожаре Москвы, dont les flammes eclairaient sa route [пламя которой освещало его путь].

Хотя источник chagrin [горя] г на Мишо и должен был быть другой, чем тот, из которого вытекало горе русских людей, Мишо имел такое печальное лицо, когда он был введен в кабинет государя, что государь тотчас же спросил у него:

– M’apportez vous de tristes nouvelles, colonel? [Какие известия привезли вы мне? Дурные, полковник?]

– Bien tristes, sire, – отвечал Мишо, со вздохом опуская глаза, – l’abandon de Moscou. [Очень дурные, ваше величество, оставление Москвы.]

– Aurait on livre mon ancienne capitale sans se battre? [Неужели предали мою древнюю столицу без битвы?] – вдруг вспыхнув, быстро проговорил государь.

Мишо почтительно передал то, что ему приказано было передать от Кутузова, – именно то, что под Москвою драться не было возможности и что, так как оставался один выбор – потерять армию и Москву или одну Москву, то фельдмаршал должен был выбрать последнее.

Государь выслушал молча, не глядя на Мишо.

– L’ennemi est il en ville? [Неприятель вошел в город?] – спросил он.

– Oui, sire, et elle est en cendres a l’heure qu’il est. Je l’ai laissee toute en flammes, [Да, ваше величество, и он обращен в пожарище в настоящее время. Я оставил его в пламени.] – решительно сказал Мишо; но, взглянув на государя, Мишо ужаснулся тому, что он сделал. Государь тяжело и часто стал дышать, нижняя губа его задрожала, и прекрасные голубые глаза мгновенно увлажились слезами.

Но это продолжалось только одну минуту. Государь вдруг нахмурился, как бы осуждая самого себя за свою слабость. И, приподняв голову, твердым голосом обратился к Мишо.

– Je vois, colonel, par tout ce qui nous arrive, – сказал он, – que la providence exige de grands sacrifices de nous… Je suis pret a me soumettre a toutes ses volontes; mais dites moi, Michaud, comment avez vous laisse l’armee, en voyant ainsi, sans coup ferir abandonner mon ancienne capitale? N’avez vous pas apercu du decouragement?.. [Я вижу, полковник, по всему, что происходит, что провидение требует от нас больших жертв… Я готов покориться его воле; но скажите мне, Мишо, как оставили вы армию, покидавшую без битвы мою древнюю столицу? Не заметили ли вы в ней упадка духа?]

Увидав успокоение своего tres gracieux souverain, Мишо тоже успокоился, но на прямой существенный вопрос государя, требовавший и прямого ответа, он не успел еще приготовить ответа.

– Sire, me permettrez vous de vous parler franchement en loyal militaire? [Государь, позволите ли вы мне говорить откровенно, как подобает настоящему воину?] – сказал он, чтобы выиграть время.

– Colonel, je l’exige toujours, – сказал государь. – Ne me cachez rien, je veux savoir absolument ce qu’il en est. [Полковник, я всегда этого требую… Не скрывайте ничего, я непременно хочу знать всю истину.]

– Sire! – сказал Мишо с тонкой, чуть заметной улыбкой на губах, успев приготовить свой ответ в форме легкого и почтительного jeu de mots [игры слов]. – Sire! j’ai laisse toute l’armee depuis les chefs jusqu’au dernier soldat, sans exception, dans une crainte epouvantable, effrayante… [Государь! Я оставил всю армию, начиная с начальников и до последнего солдата, без исключения, в великом, отчаянном страхе…]

– Comment ca? – строго нахмурившись, перебил государь. – Mes Russes se laisseront ils abattre par le malheur… Jamais!.. [Как так? Мои русские могут ли пасть духом перед неудачей… Никогда!..]

Этого только и ждал Мишо для вставления своей игры слов.

– Sire, – сказал он с почтительной игривостью выражения, – ils craignent seulement que Votre Majeste par bonte de c?ur ne se laisse persuader de faire la paix. Ils brulent de combattre, – говорил уполномоченный русского народа, – et de prouver a Votre Majeste par le sacrifice de leur vie, combien ils lui sont devoues… [Государь, они боятся только того, чтобы ваше величество по доброте души своей не решились заключить мир. Они горят нетерпением снова драться и доказать вашему величеству жертвой своей жизни, насколько они вам преданы…]

– Ah! – успокоенно и с ласковым блеском глаз сказал государь, ударяя по плечу Мишо. – Vous me tranquillisez, colonel. [А! Вы меня успокоиваете, полковник.]

Государь, опустив голову, молчал несколько времени.

– Eh bien, retournez a l’armee, [Ну, так возвращайтесь к армии.] – сказал он, выпрямляясь во весь рост и с ласковым и величественным жестом обращаясь к Мишо, – et dites a nos braves, dites a tous mes bons sujets partout ou vous passerez, que quand je n’aurais plus aucun soldat, je me mettrai moi meme, a la tete de ma chere noblesse, de mes bons paysans et j’userai ainsi jusqu’a la derniere ressource de mon empire. Il m’en offre encore plus que mes ennemis ne pensent, – говорил государь, все более и более воодушевляясь. – Mais si jamais il fut ecrit dans les decrets de la divine providence, – сказал он, подняв свои прекрасные, кроткие и блестящие чувством глаза к небу, – que ma dinastie dut cesser de rogner sur le trone de mes ancetres, alors, apres avoir epuise tous les moyens qui sont en mon pouvoir, je me laisserai croitre la barbe jusqu’ici (государь показал рукой на половину груди), et j’irai manger des pommes de terre avec le dernier de mes paysans plutot, que de signer la honte de ma patrie et de ma chere nation, dont je sais apprecier les sacrifices!.. [Скажите храбрецам нашим, скажите всем моим подданным, везде, где вы проедете, что, когда у меня не будет больше ни одного солдата, я сам стану во главе моих любезных дворян и добрых мужиков и истощу таким образом последние средства моего государства. Они больше, нежели думают мои враги… Но если бы предназначено было божественным провидением, чтобы династия наша перестала царствовать на престоле моих предков, тогда, истощив все средства, которые в моих руках, я отпущу бороду до сих пор и скорее пойду есть один картофель с последним из моих крестьян, нежели решусь подписать позор моей родины и моего дорогого народа, жертвы которого я умею ценить!..] Сказав эти слова взволнованным голосом, государь вдруг повернулся, как бы желая скрыть от Мишо выступившие ему на глаза слезы, и прошел в глубь своего кабинета. Постояв там несколько мгновений, он большими шагами вернулся к Мишо и сильным жестом сжал его руку пониже локтя. Прекрасное, кроткое лицо государя раскраснелось, и глаза горели блеском решимости и гнева.

wiki-org.ru

Экс председатель экс Высшего Арбитражного Суда Антон Иванов — АДВОКАТСКИЕ ТАЙНЫ

Итак, хотел сказать несколько слов о себе.

Меня зовут Антон Александрович Иванов. Я родился 6 июля 1965 года в городе Гатчине Ленинградской области. Этот город находится в 45 километрах от Санкт-Петербурга, тогда – Ленинграда. Гатчина — город с историей. Он все время рос вокруг царского дворца и парка, связанного с дочерью Петра царевной Натальей Алексеевной, графом Орловым, фаворитом Екатерины II, Павлом I, Мальтийским рыцарским орденом, Александром III, А. Керенским и Л. Троцким. В городе красивые парки и довольно много памятников истории и культуры. В советские времена г. Гатчина развивался как промышленный центр, однако многие работали в Ленинграде, куда можно было сравнительно легко добраться. И мои родители, и родители моих родителей жили в Гатчине и продолжают жить там же.

Я учился в Средней школе № 3 города Гатчины (1972-1982), которая считалась довольно хорошей, но в части математики и физики, а не гуманитарных наук. Связано это с тем, что вокруг нашей школы располагались дома, в которых жили сотрудники Ленинградского института ядерной физики. Многие школьники были детьми научных сотрудников, что обеспечивало их довольно высокий образовательный и культурный уровень. Однако прогрессивной я бы школу не назвал. Это и неудивительно, ведь я учился в школе в самые душные годы брежневского застоя, когда, начиная с 1975 года, становилось жить все хуже и хуже. Многие учителя пытались влиять на мировоззрение учеников, чтобы привить им коммунистические взгляды, причем иногда делали это искренне. Школу я окончил со всеми пятерками в аттестате, но без золотой медали.

Несмотря на то что точные науки давались мне хорошо, интерес я испытывал к наукам гуманитарным. Именно это обусловило мой выбор юридического факультета Ленинградского (ныне – Санкт-Петербургского) государственного университета 1982-1987). И хоть тогда Университет носил имя сталинского опричника А.А. Жданова, атмосфера в нем была довольно либеральной. К этому располагало и избранное мной гражданское право, которое стало главным делом моей жизни. В Университете я познакомился и подружился со многими людьми, с которыми пошел дальше по жизни. И прежде всего мне хотелось бы назвать профессора (ныне академика) Юрия (Георгия) Кирилловича Толстого, который стал когда-то моим научным руководителем и остается главным авторитетом в сфере гражданского права до сих пор. Мы знакомы более 30 лет.

Юридический факультет Санкт-Петербургского университета я окончил с отличием (диплом по специальности «Правоведение») и сразу же поступил в аспирантуру того же университета (1987-1990). Тогда еще можно было жить, хоть и довольно скромно, на аспирантскую стипендию. В аспирантуре стала понятна вся внутренняя «кухня» гражданского права. Там же я близко познакомился с коллегами – Дмитрием Анатольевичем Медведевым и Ильей Владимировичем Елисеевым. С ними вместе я участвовал в первых свободных выборах в СССР – выборах народных депутатов СССР и, в частности, Анатолия Александровича Собчака, в качестве доверенного лица последнего. Наконец, в 1991 году я защитил кандидатскую диссертацию по теме «Право собственности и товарно-денежные отношения».

С началом «шоковой терапии» правления Ельцина жить на доходы от преподавания в государственном вузе стало абсолютно невозможно. Пришлось искать дополнительный заработок. С 1991 по 1995 год я был ведущим редактором журнала «Известия ВУЗов: Правоведение» и одновременно начал преподавать на кафедре гражданского права Санкт-Петербургского университета, на которой состою до сих пор в должности профессора. Однако основной доход, разумеется, приносило консультирование по вопросам права ряда крупных торговых и страховых компаний, компаний, а также компаний, занимающихся операциями с недвижимостью (1992-1997 г.).

Занятие частной практикой подвигло меня на то, чтобы попробовать себя на государственной службе. В 1997 г. Мне была предложена должность начальника Управления юстиции Санкт-Петербурга. Это был непростой период для органов юстиции, когда они лишились функции управления судами общей юрисдикции, из их состава была выделена служба судебных приставов, а также началась передача органам юстиции регистрации прав на недвижимое имущество, которая, впрочем, так и не завершилась. Должность начальника Управления юстиции Санкт-Петербурга я покинул в 1999 г., а через некоторое время и само Управление было упразднено. В 1999 г. за работу в органах юстиции я был награжден медалью А.Ф. Кони – ведомственной наградой Минюста РФ.

После госслужбы я вернулся к преподаванию и одновременно получил статус адвоката. В период с 1996 года период коллектив нашей кафедры подготовил учебник по гражданскому праву в трех томах, который выдержал 6 изданий и был продан общим тиражом более чем в 1 млн. экземпляров. В 2001 г. я вместе коллегами по кафедре стал лауреатом Премии Правительства РФ в области образования за наш учебник. В тот же период началось мое сотрудничество с Центром стратегических разработок, где мы занимались подготовкой нового Закона о недрах. Проект был подготовлен, но не принят, поскольку предложенная в нем гражданско-правовая модель пользования недрами не нашла поддержки. Возобладал административный подход, сохраняющийся и сейчас.

В 2004 г. я переехал в Москву, где начал работать первым заместителем генерального директора медиа-холдинга «Газпром медиа». В 2005 году я был назначен председателем Высшего Арбитражного суда РФ. Работа в качестве председателя была очень интересной, однако она заслуживает отдельного описания. Это самая высокая должность, на которой можно было полноценно заниматься вопросами гражданского права. Сейчас аналогичной должности в государстве нет. Я покинул Высший Арбитражный суд РФ в 2014 году после его упразднения и сейчас пребываю в почетной отставке. За работу в Высшем Арбитражном суде РФ я был награжден почетным званием «Заслуженный юрист РФ» (2009), а также орденом «За заслуги перед Отечеством» III степени (2011).

С 2007 года я стал профессором, заведующим кафедрой гражданского права Факультета права Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики», которую создал с нуля. Теперь это кафедра гражданского и предпринимательского права. В 2011 меня избрали ординарным профессором НИУ ВШЭ, научным руководителем Факультета права, членом Ученого совета НИУ ВШЭ. Эта моя деятельность продолжается.

Рекомендую прочитать

advokat-ko.ru

Судья Иванов Антон Александрович на портале Право.ру


Биография

Родился 6 июля 1965 года в городе Гатчине Ленинградской области. В 1982 году успешно окончил среднюю школу № 3 города Гатчины, затем поступил на дневное отделение юридического факультета Ленинградского (ныне Санкт-Петербургского) государственного университета, где обучался с 1982 по 1987 годы по специальности «Правоведение». В том же году поступил в очную аспирантуру при том же университете, которую окончил в 1990 году. В 1991 году защитил кандидатскую диссертацию по теме «Право собственности и товарно-денежные отношения».

 

Указы

Карьера

Сразу же после окончания университета стал работать ассистентом на кафедре гражданского права Санкт-Петербургского государственного университета, затем перешел на работу в журнал «Правоведение», где стал ведущим редактором. В 1995 году уволился из журнала по собственному желанию, однако продолжал преподавательскую деятельность и во время работы в журнале и во все остальные периоды своей трудовой деятельности.

В 1995 году работал начальником юридического отдела ООО «Союзконтракт-Услуги». В январе 1997 года был назначен начальником Управления юстиции Санкт-Петербурга, где проработал до апреля 1999 года. С 1999 до 2003 годы работал доцентом кафедры гражданского права Санкт-Петербургского университета. В июле 2004 года был приглашен на должность первого заместителя генерального директора ОАО «Газпром-Медиа», где и проработал вплоть до назначения Председателем Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.

Занимается научной деятельностью с 1987 года. Имеет около 40 опубликованных работ. Соавтор учебника по гражданскому праву, которому была присуждена премия Правительства РФ в области образования за 2001 год. Член Совета по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства при Президенте РФ. Разработчик проекта закона о недрах для Центра стратегических разработок.

С января 2005 года является Председателем Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.

pravo.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о