Содержание

О постановлении Пленума Верховного суда Российской Федерации от 28 июня 202 года № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей»













Главная → Основные направления деятельности → Судебная практика →

Постановлением от 28 июня 2012 года N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» (далее также – Постановление) Пленум Верховного Суда Российской Федерации в целях обеспечения единства судебной практики дал судам общей юрисдикции необходимые разъяснения по вопросам применения норм материального права законодательства Российской Федерации, регулирующего отношения с участием потребителей, а также по отдельным процессуальным особенностям рассмотрения в рамках гражданского судопроизводства дел о защите прав потребителей.

Принятие данного Постановления, безусловно, является одним из наиболее значимых результатов реализации перечня поручений Президента Российской Федерации от 24.01.2012 N Пр-177, которые были даны по итогам заседания Президиума Государственного совета Российской Федерации, прошедшего 16 января 2012 года в г. Саранске.

Будучи разработанным на основе материалов изучения и обобщения соответствующей судебной практики, с учетом предложений и рекомендаций Научно-консультативного совета при Верховном Суде Российской Федерации, Постановление содержит изложение правовой позиции высшего судебного органа по гражданским делам по целому ряду принципиальных вопросов, возникающих при рассмотрении и разрешении дел о защите прав конкретных потребителей, группы потребителей либо неопределенного круга потребителей, включая вопросы, на которые не раз обращалось внимание со стороны Роспотребнадзора.

В этой связи, учитывая, что действенность мер, принимаемых Федеральной службой по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека при осуществлении федерального государственного надзора в области защиты прав потребителей, во многом зависит от формирующейся в рамках гражданского судопроизводства правоприменительной практики, территориальным органам Роспотребнадзора надлежит принять постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 года N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» к непосредственному руководству в целях более эффективной реализации функций, связанных с защитой прав потребителей как в судебном, так и досудебном порядке.

Одновременно считаем необходимым обратить внимание на ряд отдельных положений рассматриваемого Постановления, отметив при этом нижеследующее.

1. Предметом отношений, регулируемых законодательством о защите прав потребителей, являются вполне определенные объекты гражданских прав (см. статью 128 Гражданского кодекса Российской Федерации, далее – ГК РФ), надлежащее установление которых всегда имеет первостепенное значение в целях правильного определения норм права, подлежащих применению в каждом конкретном случае.

Именно поэтому в Постановлении разъясняется, что следует понимать под товаром, работой и услугой, которые гражданин приобретает (имеет намерение приобрести), заказывает (имеет намерение заказать) либо использует для личных, семейных, домашних, бытовых и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности.

В этой связи дополнительно следует иметь в виду, что, поскольку товар является вещью, применительно к нему в рамках потребительских правоотношений среди прочего применяются общие положения ГК РФ о недвижимых и движимых вещах (статья 130), о неделимых и сложных вещах (статьи 133 и 134), о главной вещи и принадлежности (статья 135) (в частности, положения пункта 3 статьи 19 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 года N 2300-1 «О защите прав потребителей» (далее – Закон о защите прав потребителей либо Закон) о порядке исчисления гарантийных сроков на комплектующие изделия и составные части основного товара полностью корреспондируются с соответствующими диспозициями статей 135 и 134 ГК РФ).

Отдельное разъяснение дается в Постановлении относительно финансовой услуги, под которой следует понимать услугу (т.е. действие (комплекс действий), совершаемое исполнителем в интересах и по заказу потребителя в целях, для которых услуга такого рода обычно используется, либо отвечающее целям, о которых исполнитель был поставлен в известность потребителем при заключении возмездного договора), оказываемую физическому лицу в связи с предоставлением, привлечением и (или) размещением денежных средств и их эквивалентов, выступающих в качестве самостоятельных объектов гражданских прав (предоставление кредитов (займов), открытие и ведение текущих и иных банковских счетов, привлечение банковских вкладов (депозитов), обслуживание банковских карт, ломбардные операции и т.п.).

Соответственно, к отдельным видам обязательств, возникшим на основе договора возмездного оказания потребителю той или иной финансовой услуги, будут применяться положения главы 42 «Заем и кредит», главы 44 «Банковский вклад», главы 45 «Банковский счет» ГК РФ, Федерального закона от 27 июня 2011 года N 161-ФЗ «О национальной платежной системе», Федерального закона от 19 июля 2007 года N 196-ФЗ «О ломбардах» и др.

Существо финансовой услуги как предмета гражданско-правовых отношений с участием потребителей, сформулированное в Постановлении, не отождествляется и не свидетельствует о наличии какого-либо противоречия с определением финансовой услуги, содержащемся в пункте 2 статьи 4 Федерального закона от 26 июля 2006 года N 135-ФЗ «О защите конкуренции», так как принятые в нем понятия используются исключительно для сферы применения данного Федерального закона.

2. В пункте 2 Постановления при перечислении отдельных видов договорных отношений с участием потребителей, которые регулируются специальными законами Российской Федерации, содержащими нормы гражданского права, Пленумом Верховного Суда Российской Федерации определено, что Закон о защите прав потребителей применяется в части, не урегулированной специальными законами, также к договорам страхования (как личного, так и имущественного).

Тем самым была разрешена коллизия, возникшая после появления Обзора законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за первый квартал 2008 года, утвержденного постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 28 мая 2008 года, в котором содержалось утверждение о том, что «отношения по имущественному страхованию не подпадают под предмет регулирования Закона Российской Федерации „О защите прав потребителей“ и положения данного Закона к отношениям имущественного страхования не применяются».

В этой связи применительно к договорам страхования (так же, как и к отношениям, возникающим из договоров об оказании иных видов услуг с участием гражданина, последствия нарушения условий которых не подпадают под действие главы III Закона о защите прав потребителей) с учетом разъяснений, изложенных в абзаце 2 пункта 2 Постановления, должны применяться общие положения Закона, в частности, о праве граждан на предоставление информации (статьи 8 – 12), об ответственности за нарушение прав потребителей (статья 13), о возмещении вреда (статья 14), о компенсации морального вреда (статья 15), об альтернативной подсудности (пункт 2 статьи 17), а также об освобождении от уплаты государственной пошлины (пункт 3 статьи 17) в соответствии с пунктами 2 и 3 статьи 333.36 Налогового кодекса Российской Федерации.

Дополнительно в контексте сохраняющейся проблематики обеспечения защиты прав потребителей-заемщиков от недобросовестной практики навязывания при получении кредита страховых услуг обращаем внимание, что застраховать свою жизнь и здоровье гражданин-заемщик в качестве страхователя по договору личного страхования (статья 934 ГК РФ) может исключительно при наличии его собственного волеизъявления (которое не предполагает любого рода понуждение извне – см. в этой связи информационное письмо Росстрахнадзора от 22.11.2010 N 8934/02-03 «По вопросам личного страхования заемщиков»).

Поэтому сама возможность кредитной организации быть выгодоприобретателем по договору личного страхования гражданина в той ситуации, когда страховым случаем в таком договоре названо причинение вреда жизни или здоровью непосредственно страхователя-заемщика, выдаваемая за «меру по снижению риска невозврата кредита», даже при декларируемой вариативности в получении того же кредитного продукта без сопутствующей услуги в виде «добровольного» страхования жизни и здоровья, изначально не только не выглядит правомочной, но и содержит все признаки навязывания заемщику соответствующей услуги страховщика.

С учетом названных обстоятельств в каждом случае обременения страхованием кредитного договора с заемщиком необходима проверка всех факторов, сопутствовавших заключению как самого кредитного договора (в контексте соблюдения банком требований статьи 16 Закона о защите прав потребителей), так и договора личного страхования в пользу лица, не являющегося страхователем (статья 934 ГК РФ).

3. Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 4 Постановления, законодательство о защите прав потребителей подлежит применению к отношениям сторон предварительного договора, если по его условиям гражданин фактически выражает намерение на возмездной основе заказать или приобрести товары (работы, услуги).

Очевидно, что установление таких обстоятельств применительно к предварительному договору в каждом случае должно предполагать следование правилам о толковании договора, установленным в статье 431 ГК РФ, согласно которым при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений и в случае неясности буквальное значение условия договора устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом. При невозможности определить содержание договора изложенным способом данная статья предписывает выяснить действительную волю сторон, имея в виду цель соглашения. При этом предлагается «принять во внимание все соответствующие обстоятельства, включая предшествующие договору переговоры и переписку, практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи делового оборота, последующее поведение сторон».

Если же целью (предметом) предварительного договора, понятие которого приведено в статье 429 ГК РФ, действительно является только обязательство сторон заключить соответствующий основной договор в будущем, а не как таковая обязанность по передаче потребителю соответствующего товара (результата выполненной работы либо оказанной услуги), то такой договор как таковых потребительских правоотношений не устанавливает.

4. В пункте 8 Постановления даются разъяснения по поводу того, что в порядке, предусмотренном законодательством о защите прав потребителей, подлежат защите также права и законные интересы граждан, имеющих право на государственную социальную помощь и использующих в ходе ее реализации (предоставления) соответствующие товары или услуги.

Указанное, в частности, означает, что если гражданам, категории которых перечислены в статье 6.1 Федерального закона от 17 июля 1999 года N 178-ФЗ «О государственной социальной помощи», имеющим право на получение государственной социальной помощи в виде набора социальных услуг, в результате предоставления этих услуг, определенных в статье 6.2 Федерального закона от 17 июля 1999 года N 178-ФЗ «О государственной социальной помощи», был причинен вред жизни, здоровью, имуществу вследствие конструктивных, производственных, рецептурных или иных недостатков соответствующего товара (услуги), такой вред подлежит возмещению в полном объеме (статья 14 Закона о защите прав потребителей, § 3 главы 59 ГК РФ). Возникшие в этой связи требования получатели (пользователи) социальных услуг вправе предъявить к изготовителю (продавцу) таких товаров, исполнителю услуг. Соответственно в порядке, предусмотренном законодательством о защите прав потребителей, должны разрешаться вопросы о компенсации таким гражданам морального вреда (статья 15 Закона) и об альтернативной подсудности (пункт 2 статьи 17 Закона).

Аналогичным образом следует трактовать и пункт 9 Постановления, согласно которому законодательство о защите прав потребителей применяется к отношениям по предоставлению гражданам медицинских услуг, оказываемых медицинскими организациями как в рамках добровольного, так и обязательного медицинского страхования (при том, что согласно части 2 статьи 84 Федерального закона от 21 ноября 2011 года N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» «платные медицинские услуги оказываются пациентам за счет личных средств граждан, средств работодателей и иных средств на основании договоров, в том числе договоров добровольного медицинского страхования»).

5. При руководстве положениями пункта 6 Постановления дополнительно следует иметь в виду следующее:

1) В соответствии со статьей 1 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате от 11 февраля 1993 года N 4462-1 (далее – Основы о нотариате) нотариальная деятельность, предусматривающая совершение нотариусами предусмотренных законодательными актами нотариальных действий от имени Российской Федерации, не является предпринимательством и не преследует цели извлечения прибыли.

Более того, согласно статье 6 Основ о нотариате нотариусам запрещено заниматься самостоятельной предпринимательской и любой иной деятельностью, кроме нотариальной, научной и преподавательской, а также оказывать посреднические услуги при заключении договоров.

Все виды нотариальных действий и правила их совершения изложены в разделе II Основ о нотариате, а вопросы оплаты нотариальных действий разрешены в статье 22.

Отказ в совершении нотариального действия или неправильное совершение нотариального действия обжалуются в судебном порядке (статья 33 Основ о нотариате), причем в силу соответствующих положений пункта 10 статьи 262 и главы 37 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее – ГПК РФ) – в порядке особого производства.

2) Правовую основу деятельности адвокатов определяет Федеральный закон от 31 мая 2002 года N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», статья 1 которого устанавливает, что «адвокатской деятельностью является квалифицированная юридическая помощь, оказываемая на профессиональной основе лицами, получившими статус адвоката в порядке, установленном настоящим Федеральным законом, физическим и юридическим лицам (далее – доверители) в целях защиты их прав, свобод и интересов, а также обеспечения доступа к правосудию».

При этом адвокатская деятельность, так же, как и деятельность нотариусов, не является предпринимательской.

6. Принимая во внимание содержание пункта 12 Постановления, следует иметь в виду, что при решении вопроса о реализации территориальными органами Роспотребнадзора своих полномочий, связанных с защитой прав потребителей (неопределенного круга потребителей) в судебном порядке (статьи 46, 47 ГПК РФ, статьи 40, 46 Закона о защите прав потребителей), инициативное обращение в суд либо вступление в процесс для дачи заключения по делу изначально предполагают, что в каждом случае наличие потребительских правоотношений с соответствующим субъектом этих отношений (определение которых содержится в преамбуле Закона) со статусом юридического лица или индивидуального предпринимателя априори подразумевается.

Однако если суд при рассмотрении гражданского дела по спору между физическими лицами посчитает возможным применить законодательство о защите прав потребителей, сочтя, что к ответчику применимы положения пункта 4 статьи 23 ГК РФ, и в этой связи примет решение о привлечении к участию в деле государственного органа, уполномоченного давать заключение по делу в целях реализации возложенных на него функций по защите прав потребителей, такое заключение со стороны территориального органа Роспотребнадзора должно даваться применительно к фактическим обстоятельствам совершения соответствующей сделки безотносительно к факту отсутствия у физического лица, нарушившего права потребителя, государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя.

7. Разъясняя в Постановлении целый ряд процессуальных особенностей рассмотрения дел о защите прав потребителей, Пленум Верховного Суда Российской Федерации указал, что дела по искам, связанным с нарушением прав потребителей, в силу пункта 1 статьи 11 ГК РФ, статьи 17 Закона о защите прав потребителей, статьи 5 и пункта 1 части 1 статьи 22 ГПК РФ подведомственны судам общей юрисдикции (тем самым это означает неподведомственность данной категории дел третейским судам).

Судам общей юрисдикции подведомственны дела по заявлениям Роспотребнадзора (его территориальных органов) о ликвидации изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации, импортера) либо о прекращении деятельности индивидуального предпринимателя (уполномоченного индивидуального предпринимателя) за неоднократное (два и более раза в течение одного календарного года) или грубое (повлекшее смерть или массовые заболевания, отравления людей) нарушение прав потребителей (подпункт 7 пункта 4 статьи 40 Закона о защите прав потребителей), а также дела по искам к изготовителю (продавцу, исполнителю, уполномоченной организации или уполномоченному индивидуальному предпринимателю, импортеру), поданным в защиту прав и законных интересов неопределенного круга потребителей в соответствии со статьей 46 ГПК РФ, статьями 44, 45 и 46 Закона о защите прав потребителей.

При этом районному суду (статья 24 ГПК РФ) подсудны дела по спорам о защите неимущественных прав потребителей (например, при отказе в предоставлении необходимой и достоверной информации об изготовителе), равно как и требования имущественного характера, не подлежащие оценке, а также требования о компенсации морального вреда.

8. Пункты 25, 26 Постановления посвящены разъяснениям порядка применения правила об альтернативной подсудности дел о защите прав потребителей.

В этой связи следует иметь в виду, что все заявления о защите прав неопределенного круга потребителей рассматриваются судом с соблюдением общих правил подсудности, предусмотренных статьей 28 ГПК РФ, т.е. по месту нахождения ответчика.

Заявления же полномочных в силу закона лиц, к числу которых относится Роспотребнадзор (его территориальные органы), поданные ими в защиту конкретного потребителя или группы потребителей, направляются в суд с учетом права истца на альтернативную подсудность (часть 7 статьи 29 ГПК РФ, пункт 2 статьи 17 Закона о защите прав потребителей).

В том случае, если исковое заявление подано в суд самим потребителем, причем согласно условию заключенного сторонами соглашения о подсудности, которое не оспаривается, судья не вправе возвратить такое исковое заявление со ссылкой на пункт 2 части 1 статьи 135 ГПК РФ.

Точно так же судья не вправе возвратить, ссылаясь на статью 32, пункт 2 части 1 статьи 135 ГПК РФ, исковое заявление потребителя, оспаривающего условие договора о территориальной подсудности спора, так как в силу частей 7, 10 статьи 29 ГПК РФ и пункта 2 статьи 17 Закона о защите прав потребителей выбор между несколькими судами, которым подсудно дело, принадлежит истцу.

9. По предложению Роспотребнадзора в Постановлении нашло отражение разъяснение процессуального статуса органа, дающего заключение по делу, каковым является Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека (ее территориальные органы) в силу взаимосвязанных положений статьи 40 Закона о защите прав потребителей и статьи 47 ГПК РФ.

На этот счет в пункте 27 Постановления говорится о том, что в данном случае привлечение такого органа в процесс в качестве третьих лиц, чей процессуальный статус установлен статьями 42, 43 ГПК РФ, не допускается, а само заключение может быть дано как в устной, так и в письменной форме.

По общему правилу, закрепленному в статье 189 ГПК, слово для заключения по делу предоставляется представителю государственного органа после исследования всех доказательств, после чего при отсутствии у других лиц, участвующих в деле (их представителей), дополнительных объяснений председательствующий объявляет рассмотрение дела по существу законченным и переходит к судебным прениям (статья 190 ГПК РФ).

В Постановлении особо отмечено, что заключение по делу не относится к доказательствам по делу (статья 55 ГПК РФ), а суждения суда в отношении заключения должны быть отражены в мотивировочной части решения.

10. В разделе Постановления о способах защиты и восстановления нарушенных прав потребителей конкретизированы многие вопросы, связанные с порядком исчисления договорных и законных неустоек, предусмотренных положениями статей 23, 23.1, 28, 30, 31 Закона о защите прав потребителей.

При этом указывается, что применение статьи 333 ГК РФ (об уменьшении неустойки) по делам о защите прав потребителей возможно только в исключительных случаях, по заявлению ответчика и с обязательным указанием мотивов, по которым суд полагает, что уменьшение размера неустойки является допустимым.

Одновременно Постановлением разрешается вопрос о правовой природе штрафа, предусмотренного положениями пункта 6 статьи 13 Закона о защите прав потребителей, как об определенной законом неустойке, которую в соответствии со статьей 330 ГК РФ «должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения».

В этой связи в Постановлении сказано, что при удовлетворении судом требований потребителя в связи с нарушением его прав, установленных Законом о защите прав потребителей, которые не были удовлетворены в добровольном порядке изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером), суд взыскивает с ответчика в пользу потребителя штраф независимо от того, заявлялось ли такое требование суду.

Таким образом, Пленум Верховного Суда Российской Федерации однозначно указал на то, что указанный штраф следует рассматривать как предусмотренный Законом особый способ обеспечения исполнения обязательств (статья 329 ГК РФ) в гражданско-правовом смысле этого понятия (статья 307 ГК РФ), а не как судебный штраф (статья 105 ГПК РФ), который налагается лишь в случаях и в размере, предусмотренных непосредственно ГПК РФ, либо административный штраф, который согласно положениям пункта 2 части 1 статьи 3.2 и статьи 3.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее – КоАП РФ) является одним из видов административного наказания за совершение административных правонарушений и в силу части 1 статьи 1.1 КоАП РФ не может быть предусмотрен нормативным правовым актом, не относящимся к законодательству об административных правонарушениях.

11. Особое внимание необходимо обратить на пункт 51 Постановления, в котором сформулирован тезис о порядке разрешения судами общей юрисдикции дел по спорам об уступке требований, вытекающих из кредитных договоров с потребителями (физическими лицами), тем более, что он по своему правовому смыслу не аналогичен по содержанию и выводам, сделанным Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации в пункте 16 Обзора судебной практики по некоторым вопросам, связанным с применением к банкам административной ответственности за нарушение законодательства о защите прав потребителей при заключении кредитных договоров (информационное письмо Президиума ВАС РФ от 13 сентября 2011 г. N 146).

Как известно, в настоящее время соответствующие диспозиции главы 24 ГК РФ, закрепляющие общие принципы и правила правового регулирования гражданских отношений, связанных с переменой лица в обязательстве, изначально сформулированы безотносительно к существу таких видов договорных обязательств, одной их сторон которого является субъект, осуществляющий лицензируемый вид деятельности, и по этой причине не учитывают особенности правоотношений сторон по кредитному договору и сопутствующие данному обстоятельству факторы.

Именно поэтому, т.е. в силу отсутствия на этот счет необходимого разрешительного законоположения о возможности передачи банком права требования долга с заемщика (физического лица) по кредитному договору лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, совершаемые на практике такого рода действия не могут считаться соответствующими закону (тем более при наличии спора о наличии как такового долга между первоначальным кредитором и заемщиком), поскольку в соответствии с положениями статьи 388 ГК РФ уступка требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит закону, иным правовым актам или договору.

Так как по общему правилу не допускается без согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника (пункт 2 статьи 388 ГК РФ), Роспотребнадзор полагает, что при разрешении дел, связанных с уступкой требований, вытекающих из кредитных договоров с потребителями, судам общей юрисдикции, руководствуясь разъяснениями, данными в Постановлении, необходимо в каждом случае достоверно устанавливать факт действительного наличия добровольного волеизъявления заемщика на включение в кредитный договор условия о возможности уступки требования третьему лицу, не равноценному банку (иной кредитной организации) по объему прав и обязанностей в рамках лицензируемого вида деятельности, осуществляемой первоначальным кредитором. При этом такое условие, включенное в договор, в любом случае является оспоримым, что позволяет применять к соответствующим договорам не только общие положения о последствиях недействительности сделки (статья 167 ГК РФ), но и положения о недействительности сделки, совершенной под влиянием заблуждения (статья 178 ГК РФ).

Данное обстоятельство надлежит учитывать в каждом случае при оказании потребителям соответствующей консультативной и иной практической помощи, в том числе связанной с участием в их судебной защите.

При этом основными аргументами в пользу отсутствия на момент заключения кредитного договора реально достигнутого соглашения сторон по вопросу о возможной уступке требования, как правило, служат утверждения и доводы заемщика о том, что для него в рамках кредитного договора с банком его (т.е. банка) особый правовой статус и требования к организации деятельности, изначально регламентированные законодательством о банках и банковской деятельности, на всем протяжении соответствующих правоотношений объективно имеют существенное значение, к тому же именно банк гарантирует тайну банковского счета и банковского вклада, операций по счету и сведений о клиенте (пункт 1 статьи 857 ГК РФ, статья 26 Федерального закона от 2 декабря 1990 г. N 395-1 «О банках и банковской деятельности»), в связи с чем любая «договоренность», приводящая к нарушению названного законоположения, в принципе ничтожна.

В этой связи по-прежнему не усматривается безусловных оснований для признания правомерности включения в кредитный договор с заемщиком (физическим лицом) условия о праве банка, иной кредитной организации передавать право требования по кредитному договору с потребителем лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, в связи с чем территориальным органам Роспотребнадзора необходимо продолжать в рамках своей компетенции оказывать потребителям необходимую помощь по защите их прав, в том числе в судебном порядке.

При этом при оценке (в контексте содержания пункта 51 Постановления) условий кредитных договоров с потребителями, предусматривающих уступку требования с «согласия» заемщика, и при решении вопроса о возбуждении по факту выявления такого условия в отношении кредитной организации дела об административном правонарушении по части 2 статьи 14.8 КоАП РФ следует в каждом случае выяснять действительную волю заемщика (с привлечением его в качестве потерпевшего) по данному вопросу. Причем установленный и доказанный в этой связи факт нарушения прав потребителя может являться достаточным условием для предъявления и удовлетворения иска о компенсации потребителю морального вреда (пункт 45 Постановления).

26.rospotrebnadzor.ru

Постановление ВС РФ N 17 по спорам о защите прав потребителей

                                          г. Москва

                   «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей»

Повышение гарантий и эффективности средств защиты нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов участников гражданских правоотношений при соблюдении требований закона является задачей гражданского судопроизводства.

Руководствуясь статьей 126 Конституции Российской Федерации, статьями 9, 14 Федерального конституционного закона от 7 февраля 2011 года N 1-ФКЗ «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации», в целях обеспечения единства практики применения судами законодательства, регулирующего отношения в области защиты прав потребителей, а также учитывая возникающие у судов при рассмотрении данной категории дел вопросы, Пленум Верховного Суда Российской Федерации постановляет дать судам следующие разъяснения:

Отношения, регулируемые законодательством о защите прав потребителей

1. При рассмотрении гражданских дел судам следует учитывать, что отношения, одной из сторон которых выступает гражданин, использующий, приобретающий, заказывающий либо имеющий намерение приобрести или заказать товары (работы, услуги) исключительно для личных, семейных, домашних, бытовых и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, а другой — организация либо индивидуальный предприниматель (изготовитель, исполнитель, продавец, импортер), осуществляющие продажу товаров, выполнение работ, оказание услуг, являются отношениями, регулируемыми Гражданским кодексом Российской Федерации (далее — ГК РФ), Законом Российской Федерации от 7 февраля 1992 года N 2300-I «О защите прав потребителей» (далее — Закон о защите прав потребителей либо Закон), другими федеральными законами и принимаемыми в соответствии с ними иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

2. Если отдельные виды отношений с участием потребителей регулируются и специальными законами Российской Федерации, содержащими нормы гражданского права (например, договор участия в долевом строительстве, договор страхования, как личного, так и имущественного, договор банковского вклада, договор перевозки, договор энергоснабжения), то к отношениям, возникающим из таких договоров, Закон о защите прав потребителей применяется в части, не урегулированной специальными законами.

С учетом положений статьи 39 Закона о защите прав потребителей к отношениям, возникающим из договоров об оказании отдельных видов услуг с участием гражданина, последствия нарушения условий которых не подпадают под действие главы III Закона, должны применяться общие положения Закона о защите прав потребителей, в частности о праве граждан на предоставление информации (статьи 8-12), об ответственности за нарушение прав потребителей (статья 13), о возмещении вреда (статья 14), о компенсации морального вреда (статья 15), об альтернативной подсудности (пункт 2 статьи 17), а также об освобождении от уплаты государственной пошлины (пункт 3 статьи 17) в соответствии с пунктами 2 и 3 статьи 333 [36] Налогового кодекса Российской Федерации.

3. При отнесении споров к сфере регулирования Закона о защите прав потребителей следует учитывать, что:

www.spor-kredit.ru

О постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 года N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», Письмо Роспотребнадзора от 23 июля 2012 года №01/8179-12-32

ПИСЬМО

от 23 июля 2012 года N 01/8179-12-32

О постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 года N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей»


Постановлением от 28 июня 2012 года N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» (далее также — Постановление) Пленум Верховного Суда Российской Федерации в целях обеспечения единства судебной практики дал судам общей юрисдикции необходимые разъяснения по вопросам применения норм материального права законодательства Российской Федерации, регулирующего отношения с участием потребителей, а также по отдельным процессуальным особенностям рассмотрения в рамках гражданского судопроизводства дел о защите прав потребителей.

Принятие данного Постановления, безусловно, является одним из наиболее значимых результатов реализации перечня поручений Президента Российской Федерации от 24.01.2012 N Пр-177, которые были даны по итогам заседания Президиума Государственного совета Российской Федерации, прошедшего 16 января 2012 года в г.Саранске.

Будучи разработанным на основе материалов изучения и обобщения соответствующей судебной практики, с учетом предложений и рекомендаций Научно-консультативного совета при Верховном Суде Российской Федерации, Постановление содержит изложение правовой позиции высшего судебного органа по гражданским делам по целому ряду принципиальных вопросов, возникающих при рассмотрении и разрешении дел о защите прав конкретных потребителей, группы потребителей либо неопределенного круга потребителей, включая вопросы, на которые не раз обращалось внимание со стороны Роспотребнадзора.

В этой связи, учитывая, что действенность мер, принимаемых Федеральной службой по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека при осуществлении федерального государственного надзора в области защиты прав потребителей, во многом зависит от формирующейся в рамках гражданского судопроизводства правоприменительной практики, территориальным органам Роспотребнадзора надлежит принять постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 года N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» к непосредственному руководству в целях более эффективной реализации функций, связанных с защитой прав потребителей как в судебном, так и досудебном порядке.

Одновременно считаем необходимым обратить внимание на ряд отдельных положений рассматриваемого Постановления, отметив при этом нижеследующее.

1. Предметом отношений, регулируемых законодательством о защите прав потребителей, являются вполне определенные объекты гражданских прав (см. статью 128 Гражданского кодекса Российской Федерации, далее — ГК РФ), надлежащее установление которых всегда имеет первостепенное значение в целях правильного определения норм права, подлежащих применению в каждом конкретном случае.

Именно поэтому в Постановлении разъясняется, что следует понимать под товаром, работой и услугой, которые гражданин приобретает (имеет намерение приобрести), заказывает (имеет намерение заказать), либо использует для личных, семейных, домашних, бытовых и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности.

В этой связи дополнительно следует иметь в виду, что поскольку товар является вещью применительно к нему в рамках потребительских правоотношений среди прочего применяются общие положения ГК РФ о недвижимых и движимых вещах (статья 130), о неделимых и сложных вещах (статьи 133 и 134), о главной вещи и принадлежности (статья 135) (в частности, положения пункта 3 статьи 19 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 года N 2300-I «О защите прав потребителей» (далее — Закон о защите прав потребителей либо Закон о порядке исчисления гарантийных сроков на комплектующие изделия и составные части основного товара полностью корреспондируются с соответствующими диспозициями статей 135 и 134 ГК РФ).

Отдельное разъяснение дается в Постановлении относительно финансовой услуги, под которой следует понимать услугу (т.е. действие (комплекс действий), совершаемое исполнителем в интересах и по заказу потребителя в целях, для которых услуга такого рода обычно используется, либо отвечающее целям, о которых исполнитель был поставлен в известность потребителем при заключении возмездного договора), оказываемую физическому лицу в связи с предоставлением, привлечением и (или) размещением денежных средств и их эквивалентов, выступающих в качестве самостоятельных объектов гражданских прав (предоставление кредитов (займов), открытие и ведение текущих и иных банковских счетов, привлечение банковских вкладов (депозитов), обслуживание банковских карт, ломбардные операции и т.п.).

Соответственно, к отдельным видам обязательств, возникшим на основе договора возмездного оказания потребителю той или иной финансовой услуги, будут применяться положения главы 42 «Заем и кредит», главы 44 «Банковский вклад», главы 45 «Банковский счет» ГК РФ, Федерального закона от 27 июня 2011 года N 161-ФЗ «О национальной платежной системе», Федерального закона от 19 июля 2007 года N 196-ФЗ «О ломбардах» и др.

Существо финансовой услуги, как предмета гражданско-правовых отношений с участием потребителей, сформулированное в Постановлении, не отождествляется и не свидетельствует о наличии какого-либо противоречия с определением финансовой услуги, содержащемся в пункте 2 статьи 4 Федерального закона от 26 июля 2006 года N 135-ФЗ «О защите конкуренции», так как принятые в нем понятия используются исключительно для сферы применения данного Федерального закона.

2. В пункте 2 Постановления при перечислении отдельных видов договорных отношений с участием потребителей, которые регулируются специальными законами Российской Федерации, содержащими нормы гражданского права, Пленумом Верховного Суда Российской Федерации определено, что Закон о защите прав потребителей применяется в части, не урегулированной специальными законами, также к договорам страхования (как личного, так и имущественного).

Тем самым была разрешена коллизия, возникшая после появления Обзора законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за первый квартал 2008 года, утвержденного постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 28 мая 2008 года, в котором содержалось утверждение о том, что «отношения по имущественному страхованию не подпадают под предмет регулирования Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» и положения данного Закона к отношениям имущественного страхования не применяются».

В этой связи применительно к договорам страхования (также как и к отношениям, возникающим из договоров об оказании иных видов услуг с участием гражданина, последствия нарушения условий которых не подпадают под действие главы III Закона о защите прав потребителей) с учетом разъяснений, изложенных в абзаце 2 пункта 2 Постановления, должны применяться общие положения Закона, в частности, о праве граждан на предоставление информации (статьи 8-12), об ответственности за нарушение прав потребителей (статья 13), о возмещении вреда (статья 14), о компенсации морального вреда (статья 15), об альтернативной подсудности (пункт 2 статьи 17), а также об освобождении от уплаты государственной пошлины (пункт 3 статьи 17) в соответствии с пунктами 2 и 3 статьи 333_36 Налогового кодекса Российской Федерации.

Дополнительно в контексте сохраняющейся проблематики обеспечения защиты прав потребителей-заемщиков от недобросовестной практики навязывания при получении кредита страховых услуг обращаем внимание, что застраховать свою жизнь и здоровье гражданин — заемщик в качестве страхователя по договору личного страхования (статья 934 ГК РФ) может исключительно при наличии его собственного волеизъявления (которое не предполагает любого рода понуждение извне — см. в этой связи информационное письмо Росстрахнадзора от 22.11.2010 N 8934/02-03 «По вопросам личного страхования заемщиков»).

Поэтому сама возможность кредитной организации быть выгодоприобретателем по договору личного страхования гражданина в той ситуации, когда страховым случаем в таком договоре названо причинение вреда жизни или здоровью непосредственно страхователя-заемщика, выдаваемая за «меру по снижению риска невозврата кредита», даже при декларируемой вариативности в получении того же кредитного продукта без сопутствующей услуги в виде «добровольного» страхования жизни и здоровья, изначально не только не выглядит правомочной, но и содержит все признаки навязывания заемщику соответствующей услуги страховщика.

С учетом названных обстоятельств в каждом случае обременения страхованием кредитного договора с заемщиком необходима проверка всех факторов, сопутствовавших заключению как самого кредитного договора (в контексте соблюдения банком требований статьи 16 Закона о защите прав потребителей), так и договора личного страхования в пользу лица, не являющегося страхователем (статья 934 ГК РФ).

3. Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 4 Постановления, законодательство о защите прав потребителей подлежит применению к отношениям сторон предварительного договора, если по его условиям гражданин фактически выражает намерение на возмездной основе заказать или приобрести товары (работы, услуги).

Очевидно, что установление таких обстоятельств применительно к предварительному договору в каждом случае должно предполагать следование правилам о толковании договора, установленным в статье 431 ГК РФ, согласно которым при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений и в случае неясности буквальное значение условия договора устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом. При невозможности определить содержание договора изложенным способом данная статья предписывает выяснить действительную волю сторон, имея в виду цель соглашения. При этом предлагается «принять во внимание все соответствующие обстоятельства, включая предшествующие договору переговоры и переписку, практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи делового оборота, последующее поведение сторон».

Если же целью (предметом) предварительного договора, понятие которого приведено в статье 429 ГК РФ, действительно является только обязательство сторон заключить соответствующий основной договор в будущем, а не как таковая обязанность по передаче потребителю соответствующего товара (результата выполненной работы либо оказанной услуги), то такой договор как таковых потребительских правоотношений не устанавливает.

4. В пункте 8 Постановления даются разъяснения по поводу того, что в порядке, предусмотренном законодательством о защите прав потребителей, подлежат защите также права и законные интересы граждан, имеющих право на государственную социальную помощь и использующих в ходе ее реализации (предоставления) соответствующие товары или услуги.

Указанное, в частности, означает, что если гражданам, категории которых перечислены в статье 6.1 Федерального закона от 17 июля 1999 года N 178-ФЗ «О государственной социальной помощи», имеющим право на получение государственной социальной помощи в виде набора социальных услуг, в результате предоставления этих услуг, определенных в статье 6.2 Федерального закона от 17 июля 1999 года N 178-ФЗ «О государственной социальной помощи», был причинен вред жизни, здоровью, имуществу вследствие конструктивных, производственных, рецептурных или иных недостатков соответствующего товара (услуги), такой вред подлежит возмещению в полном объеме (статья 14 Закона о защите прав потребителей, § 3 главы 59 ГК РФ). Возникшие в этой связи требования получатели (пользователи) социальных услуг вправе предъявить к изготовителю (продавцу) таких товаров, исполнителю услуг. Соответственно в порядке, предусмотренном законодательством о защите прав потребителей, должны разрешаться вопросы о компенсации таким гражданам морального вреда (статья 15 Закона) и об альтернативной подсудности (пункт 2 статьи 17 Закона).

Аналогичным образом следует трактовать и пункт 9 Постановления, согласно которому законодательство о защите прав потребителей применяется к отношениям по предоставлению гражданам медицинских услуг, оказываемых медицинскими организациями как в рамках добровольного, так и обязательного медицинского страхования (при том, что согласно части 2 статьи 84 Федерального закона от 21 ноября 2011 года N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» «платные медицинские услуги оказываются пациентам за счет личных средств граждан, средств работодателей и иных средств на основании договоров, в том числе договоров добровольного медицинского страхования»).

5. При руководстве положениями пункта 6 Постановления дополнительно следует иметь в виду следующее:

1) В соответствии со статьей 1 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате от 11 февраля 1993 года N 4462-1 (далее — Основы о нотариате) нотариальная деятельность, предусматривающая совершение нотариусами предусмотренных законодательными актами нотариальных действий от имени Российской Федерации, не является предпринимательством и не преследует цели извлечения прибыли.

Более того, согласно статье 6 Основ о нотариате нотариусам запрещено заниматься самостоятельной предпринимательской и любой иной деятельностью, кроме нотариальной, научной и преподавательской, а также оказывать посреднические услуги при заключении договоров.

Все виды нотариальных действий и правила их совершения изложены в разделе II Основ о нотариате, а вопросы оплаты нотариальных действий разрешены в статье 22.

Отказ в совершении нотариального действия или неправильное совершение нотариального действия обжалуются в судебном порядке (статья 33 Основ о нотариате), причем в силу соответствующих положений пункта 10 статьи 262 и главы 37 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее — ГПК РФ) — в порядке особого производства.

2) Правовую основу деятельности адвокатов определяет Федеральный закон от 31 мая 2002 года N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», статья 1 которого устанавливает, что «адвокатской деятельностью является квалифицированная юридическая помощь, оказываемая на профессиональной основе лицами, получившими статус адвоката в порядке, установленном настоящим Федеральным законом, физическим и юридическим лицам (далее — доверители) в целях защиты их прав, свобод и интересов, а также обеспечения доступа к правосудию».

При этом адвокатская деятельность, также как и деятельность нотариусов, не является предпринимательской.

6. Принимая во внимание содержание пункта 12 Постановления, следует иметь в виду, что при решении вопроса о реализации территориальными органами Роспотребнадзора своих полномочий, связанных с защитой прав потребителей (неопределенного круга потребителей) в судебном порядке (статьи 46, 47 ГПК РФ, статьи 40, 46 Закона о защите прав потребителей), инициативное обращение в суд либо вступление в процесс для дачи заключения по делу изначально предполагают, что в каждом случае наличие потребительских правоотношений с соответствующим субъектом этих отношений (определение которых содержится в преамбуле Закона) со статусом юридического лица или индивидуального предпринимателя априори подразумевается.

Однако если суд при рассмотрении гражданского дела по спору между физическими лицами посчитает возможным применить законодательство о защите прав потребителей, сочтя, что к ответчику применимы положения пункта 4 статьи 23 ГК РФ, и в этой связи примет решение о привлечении к участию в деле государственного органа, уполномоченного давать заключение по делу в целях реализации возложенных на него функций по защите прав потребителей, такое заключение со стороны территориального органа Роспотребнадзора должно даваться применительно к фактическим обстоятельствам совершения соответствующей сделки безотносительно к факту отсутствия у физического лица, нарушившего права потребителя, государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя.

7. Разъясняя в Постановлении целый ряд процессуальных особенностей рассмотрения дел о защите прав потребителей, Пленум Верховного Суда Российской Федерации указал, что дела по искам, связанным с нарушением прав потребителей, в силу пункта 1 статьи 11 ГК РФ, статьи 17 Закона о защите прав потребителей, статьи 5 и пункта 1 части 1 статьи 22 ГПК РФ подведомственны судам общей юрисдикции (тем самым это означает неподведомственность данной категории дел третейским судам).

Судам общей юрисдикции подведомственны дела по заявлениям Роспотребнадзора (его территориальных органов) о ликвидации изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации, импортера) либо о прекращении деятельности индивидуального предпринимателя (уполномоченного индивидуального предпринимателя) за неоднократное (два и более раза в течение одного календарного года) или грубое (повлекшее смерть или массовые заболевания, отравления людей) нарушение прав потребителей (подпункт 7 пункта 4 статьи 40 Закона о защите прав потребителей), а также дела по искам к изготовителю (продавцу, исполнителю, уполномоченной организации или уполномоченному индивидуальному предпринимателю, импортеру), поданным в защиту прав и законных интересов неопределенного круга потребителей в соответствии со статьей 46 ГПК РФ, статьями 44, 45 и 46 Закона о защите прав потребителей.

При этом районному суду (статья 24 ГПК РФ) подсудны дела по спорам о защите неимущественных прав потребителей (например, при отказе в предоставлении необходимой и достоверной информации об изготовителе), равно как и требования имущественного характера, не подлежащее оценке, а также требования о компенсации морального вреда.

8. Пункты 25, 26 Постановления посвящены разъяснениям порядка применения правила об альтернативной подсудности дел о защите прав потребителей.

В этой связи следует иметь в виду, что все заявления о защите прав неопределенного круга потребителей рассматриваются судом с соблюдением общих правил подсудности, предусмотренных статьей 28 ГПК РФ, т.е. по месту нахождения ответчика.

Заявления же полномочных в силу закона лиц, к числу которых относится Роспотребнадзор (его территориальные органы), поданные ими в защиту конкретного потребителя или группы потребителей, направляются в суд с учетом права истца на альтернативную подсудность (часть 7 статьи 29 ГПК РФ, пункт 2 статьи 17 Закона о защите прав потребителей).

В том случае, если исковое заявление подано в суд самим потребителем, причем согласно условию заключенного сторонами соглашения о подсудности, которое не оспаривается, судья не вправе возвратить такое исковое заявление со ссылкой на пункт 2 части 1 статьи 135 ГПК РФ.

Точно также судья не вправе возвратить, ссылаясь на статью 32, пункт 2 части 1 статьи 135 ГПК РФ, исковое заявление потребителя, оспаривающего условие договора о территориальной подсудности спора, так как в силу частей 7, 10 статьи 29 ГПК РФ и пункта 2 статьи 17 Закона о защите прав потребителей выбор между несколькими судами, которым подсудно дело, принадлежит истцу.

9. По предложению Роспотребнадзора в Постановлении нашло отражение разъяснение процессуального статуса органа, дающего заключение по делу, каковым является Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека (ее территориальные органы) в силу взаимосвязанных положений статьи 40 Закона о защите прав потребителей и статьи 47 ГПК РФ.

На этот счет в пункте 27 Постановления говорится о том, что в данном случае привлечение такого органа в процесс в качестве третьих лиц, чей процессуальный статус установлен статьями 42, 43 ГПК РФ, не допускается, а само заключение может быть дано как в устной, так и в письменной форме.

По общему правилу, закрепленному в статье 189 ГПК, слово для заключения по делу предоставляется представителю государственного органа после исследования всех доказательств, после чего при отсутствии у других лиц, участвующих в деле (их представителей), дополнительных объяснений председательствующий объявляет рассмотрение дела по существу законченным и переходит к судебным прениям (статья 190 ГПК РФ).

В Постановлении особо отмечено, что заключение по делу не относится к доказательствам по делу (статья 55 ГПК РФ), а суждения суда в отношении заключения должны быть отражены в мотивировочной части решения.

10. В разделе Постановления о способах защиты и восстановления нарушенных прав потребителей конкретизированы многие вопросы, связанные с порядком исчисления договорных и законных неустоек, предусмотренных положениями статей 23, 23.1, 28, 30, 31 Закона о защите прав потребителей.

При этом указывается, что применение статьи 333 ГК РФ (об уменьшении неустойки) по делам о защите прав потребителей возможно только в исключительных случаях, по заявлению ответчика и с обязательным указанием мотивов, по которым суд полагает, что уменьшение размера неустойки является допустимым.

Одновременно Постановлением разрешается вопрос о правовой природе штрафа, предусмотренного положениями пункта 6 статьи 13 Закона о защите прав потребителей, как об определенной законом неустойке, которую в соответствии со статьей 330 ГК РФ «должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения».

В этой связи в Постановлении сказано, что при удовлетворении судом требований потребителя в связи с нарушением его прав, установленных Законом о защите прав потребителей, которые не были удовлетворены в добровольном порядке изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером), суд взыскивает с ответчика в пользу потребителя штраф независимо от того, заявлялось ли такое требование суду.

Таким образом, Пленум Верховного Суда Российской Федерации однозначно указал на то, что указанный штраф следует рассматривать как предусмотренный Законом особый способ обеспечения исполнения обязательств (статья 329 ГК РФ) в гражданско-правовом смысле этого понятия (статья 307 ГК РФ), а не как судебный штраф (статья 105 ГПК РФ), который налагается лишь в случаях и в размере, предусмотренных непосредственно ГПК РФ, либо административный штраф, который согласно положениям пункта 2 части 1 статьи 3.2 и статьи 3.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее — КоАП РФ) является одним из видов административного наказания за совершение административных правонарушений и в силу части 1 статьи 1.1 КоАП РФ не может быть предусмотрен нормативным правовым актом, не относящимся к законодательству об административных правонарушениях.

11. Особое внимание необходимо обратить на пункт 51 Постановления, в котором сформулирован тезис о порядке разрешении судами общей юрисдикции дел по спорам об уступке требований, вытекающих из кредитных договоров с потребителями (физическими лицами), тем более, что он по своему правовому смыслу не аналогичен по содержанию и выводам, сделанным Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации в пункте 16 Обзора судебной практики по некоторым вопросам, связанным с применением к банкам административной ответственности за нарушение законодательства о защите прав потребителей при заключении кредитных договоров (информационное письмо Президиума ВАС РФ от 13 сентября 2011 года N 146).

Как известно, в настоящее время соответствующие диспозиции главы 24 ГК РФ, закрепляющие общие принципы и правила правового регулирования гражданских отношений, связанных с переменой лица в обязательстве, изначально сформулированы безотносительно к существу таких видов договорных обязательств, одной из сторон которого является субъект, осуществляющий лицензируемый вид деятельности, и по этой причине не учитывают особенности правоотношений сторон по кредитному договору и сопутствующие данному обстоятельству факторы.

Именно поэтому, т.е. в силу отсутствия на этот счет необходимого разрешительного законоположения о возможности передачи банком права требования долга с заемщика (физического лица) по кредитному договору лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, совершаемые на практике такого рода действия не могут считаться соответствующими закону (тем более при наличии спора о наличии как такового долга между первоначальным кредитором и заемщиком), поскольку в соответствии с положениями статьи 388 ГК РФ уступка требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит закону, иным правовым актам или договору.

Так как по общему правилу не допускается без согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника (пункт 2 статьи 388 ГК РФ), Роспотребнадзор полагает, что при разрешении дел, связанных с уступкой требований, вытекающих из кредитных договоров с потребителями, судам общей юрисдикции, руководствуясь разъяснениями, данными в Постановлении, необходимо в каждом случае достоверно устанавливать факт действительного наличия добровольного волеизъявления заемщика на включение в кредитный договор условия о возможности уступки требования третьему лицу, не равноценному банку (иной кредитной организации) по объему прав и обязанностей в рамках лицензируемого вида деятельности, осуществляемой первоначальным кредитором. При этом такое условие, включенное в договор, в любом случае является оспоримым, что позволяет применять к соответствующим договорам не только общие положения о последствиях недействительности сделки (статья 167 ГК РФ), но и положения о недействительности сделки, совершенной под влиянием заблуждения (статья 178 ГК РФ).

Данное обстоятельство надлежит учитывать в каждом случае при оказании потребителям соответствующей консультативной и иной практической помощи, в том числе связанной с участием в их судебной защите.

При этом основными аргументами в пользу отсутствия на момент заключения кредитного договора реально достигнутого соглашения сторон по вопросу о возможной уступке требования, как правило, служат утверждения и доводы заемщика о том, что для него в рамках кредитного договора с банком его (т.е. банка) особый правовой статус и требования к организации деятельности, изначально регламентированные законодательством о банках и банковской деятельности, на всем протяжении соответствующих правоотношений объективно имеют существенное значение, к тому же именно банк гарантирует тайну банковского счета и банковского вклада, операций по счету и сведений о клиенте (пункт 1 статьи 857 ГК РФ, статья 26 Федерального закона от 2 декабря 1990 года N 395-1 «О банках и банковской деятельности»), в связи с чем любая «договоренность», приводящая к нарушению названного законоположения, в принципе ничтожна.

В этой связи по-прежнему не усматривается безусловных оснований для признания правомерности включения в кредитный договор с заемщиком (физическим лицом) условия о праве банка, иной кредитной организации передавать право требования по кредитному договору с потребителем лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, в связи с чем территориальным органам Роспотребнадзора необходимо продолжать в рамках своей компетенции оказывать потребителям необходимую помощь по защите их прав, в том числе в судебном порядке.

При этом при оценке (в контексте содержания пункта 51 Постановления) условий кредитных договоров с потребителями, предусматривающих уступку требования с «согласия» заемщика, и при решении вопроса о возбуждении по факту выявления такого условия в отношении кредитной организации дела об административном правонарушении по части 2 статьи 14.8 КоАП РФ следует в каждом случае выяснять действительную волю заемщика (с привлечением его в качестве потерпевшего) по данному вопросу. Причем установленный и доказанный в этой связи факт нарушения прав потребителя может являться достаточным условием для предъявления и удовлетворения иска о компенсации потребителю морального вреда (пункт 45 Постановления).

Прошу учесть положения настоящего письма при применении постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 года N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» в своей практической деятельности.

Руководитель
Г.Г.Онищенко

Электронный текст документа
подготовлен ЗАО «Кодекс» и сверен по:
официальный
сайт Роспотребнадзора
www.rospotrebnadzor.ru
по состоянию на 25.07.2012

docs.cntd.ru

Пленум ВС РФ о правах потребителей

Москва – коррупционные метастазы Черкизона 

Контраст между Москвой парадной, выставочной, витринной и Москвой торговой, магазинной, прилавочной – всё резче. Вместе порядком и красотой, которые наводится столичной властью на фасаде всего потребительского рынка города, постоянно растет количество нарушений прав потребителей и игнорирование правил торговли внутри – работниками этого рынка. 

Прошло не так много времени после знаковых событий — ликвидации Черкизона и Лужи – но их метастазы вновь появились и пожирают новые торговые пространства. Потребительский рынок столицы «гниет» изнутри, а «торговля» перестала считать своих покупателей за людей.

Мы – потребители – вынуждены приходить в магазины, на рынки и покупать дорогие, часто испорченные или фальсифицированные товары, получать рискованные для здоровья и жизни услуги. И при этом закрывать глаза на непрофессионализм, хамство и даже угрозы со стороны продавцов. 

Все это очевидно – столичный потребительский рынок «захвачен» различными торговыми кланами и группировками, в которых слиплись преступные сообщества (в том числе этнические), чиновники и бизнесмены. Система сложилась.
И если несколько лет назад это были только «закрытые этнические анклавы» (о которых говорил Президент России), то сейчас экспансия торгового беспредела распространилась на всю Москву – везде нагло и открыто реализуется фальсификат и контрафакт, просроченные продукты, повсеместно незаконно работают мигранты, покупателей обманывают и откровенно «кидают», никто не может восстановить их права.
В Москве нет ни одного предприятия торговли (рынка, магазина и т.д.), на котором не было бы грубых нарушений правил торговли и прав потребителей – это мое утверждение никто и никогда из чиновников даже не попытался опровергнуть.
Но главное даже не в том, что такие нарушения повсеместны, главное в другом – Москва становится большим Черкизоном, только Черкизон мутировал, стал более «цивилизованным», он переместился на рынки, ярмарки выходного дня, в торговые центры, в подземные переходы Гормоста, на железнодорожные вокзалы и т.д.
Всем такая картина и негативные тенденции очевидны, подтверждаются регулярными опросами столичных потребителей, проводимыми Объединением потребителей России.
Почему так происходит? Почему столичная торговля не может стать взаимовыгодной для всех ее участников, культурной и честной? Почему власть, правоохранители и органы местного самоуправления «не видят» и не могут «администрировать» ситуацию в сфере потребительского рынка?
Ответ имеет три варианта.
Первый – не знают — как. Второй – коррупция. Третий – не знают — как плюс коррупция.
Метастазы Черкизона продолжат расползаться по торговому телу Москвы. Но Москва должна быть городом цивилизованной торговли. Так считает и мэр Москвы Сергей Собянин и здесь ему надо помочь. Каким образом?
При чиновничьем безразличии только один вариант – самоорганизация граждан для наведения порядка в своем городе. Самоорганизация – через общественные объединения потребителей, проведение мероприятий общественного контроля, принуждение чиновников (из Роспотребнадзора и других ведомств) и депутатов всех уровней к выполнению своих обязанностей в сфере потребительского рынка, к нравственной ответственности за свой город, который все больше оккупируют «незаконные торговые формирования».
Двери московского отделения Объединения потребителей России всегда открыты для людей неравнодушных – настоящих патриотов своего города, которые хотят и готовы заниматься общественным делом для того, чтобы жизнь была справедливой и красивой.
Мы ждем вас! Ставитесь участником движения!

Надоело смотреть, как в магазинах нарушают права потребителей?

Мечтаете навести в них порядок?

 ВСТУПАЙТЕ В РЯДЫ

общественных контролеров!


Навести порядок в районе научат в Школе муниципального политика!

Школа муниципального политика – это проект Объединения потребителей России для истинных патриотов нашей страны, которые уже сейчас хотят действовать в интересах Родины и народного большинства России, посвящая свою общественно-политическую деятельность вопросам местной политики. Для этого они готовы начать свой политический путь с органов местного самоуправления, потому что желают навести порядок, в первую очередь, там, где живут они, их близкие и друзья.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2012 г. № 17

Повышение гарантий и эффективности средств защиты нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов участников гражданских правоотношений при соблюдении требований закона является задачей гражданского судопроизводства.

Руководствуясь статьей 126 Конституции Российской Федерации, статьями 9, 14 Федерального конституционного закона от 7 февраля 2011 года № 1-ФКЗ “О судах общей юрисдикции в Российской Федерации”, в целях обеспечения единства практики применения судами законодательства, регулирующего отношения в области защиты прав потребителей, а также учитывая возникающие у судов при рассмотрении данной категории дел вопросы, Пленум Верховного Суда Российской Федерации постановляет дать судам следующие разъяснения:

Вместе с этим документом еще изучают:

Муниципальные депутаты и защита прав потребителей

10 сентября 2017-го года в Москве состоялись выборы депутатов Советов депутатов муниципальных образований. Мы – москвичи – выбрали муниципальных депутатов в представительные органы местного самоуправления, которые должна быть знакомы с нашими – жителей столицы — проблемами и заботами.
Какие это в основном проблемы? То есть – чем должны заниматься муниципальные депутаты? Какие вопросы могут быть включены в новую повестку дня на районном уровне Москвы?
Такие вопросы близки каждому и имеют «потребительские признаки», это – качество жилищно-коммунальных услуг и добросовестность управляющих компаний, обустройство дворов и наших улиц, культура обслуживания в магазинах и безопасность продуктов, возможности заниматься физкультурой и спортом в своем районе, и другие, касающиеся удобства и защищенности в нашей повседневной жизни. Одной фразой – это, в первую очередь, вопросы благополучия нашей жизни в месте нашего постоянного проживания.
Вот, это и есть вопросы местного значения, которыми занимаются муниципальные депутаты. И роль муниципальных депутатов в жизни горожан не меньше, чем роль депутатов Государственной думы.
Избирательная кампания закончилась. Началась реальная жизнь. Теперь после выборов встает вопрос – что делать? Причем, не только для тех, кто получил мандат муниципального депутата, но и для тех, кто не стал местным депутатом, но собирается продолжать общественную деятельность без такого статуса.
И при ответе на вопрос – что делать? — надо учитывать следующее – объективно в Москве происходят динамичные преобразования практически во всех ее сферах, которые проводит городская законодательная и исполнительная власть. Как следствие, возрастает ответственность органов местного самоуправления за благополучную жизнь москвичей, в которую такие преобразования в любом случае вторгаются. Представительская функция местного депутата в этой связи увеличивается. Местный депутат сегодня – это уже в полном смысле муниципальный политик, представитель и защитник интересов жителей, их «парламентер» в отношениях с городской властью, а не какой-то «младший по званию» или «подчиненное лицо». Чтобы стать самостоятельным местным политиком, а не просто иметь «депутатский мандат», нужно быть в курсе основных проблем жителей своего района, округа, города. А вот для такой включенности полезно входить в общественную организацию, например, в объединение потребителей. Именно такую возможность – открыть местное (районное) отделение — и предоставляет всем активным людям Объединение потребителей России. Мы уже создаем содружество защитников интересов потребителей, как из муниципальных депутатов, так и общественников, которых интересует тема защита прав потребителей, как содержание их деятельности. Основой для такого подхода для нас является Закон города Москвы «Об организации местного самоуправления в городе Москве», в восьмой статье которого сказано о том, что к вопросам местного значения муниципального округа относится, в том числе, рассмотрение жалоб потребителей, консультирование их по вопросам защиты прав потребителей. Очевидно, что на сегодня защитников потребителей среди избранных местных депутатов практически нет. Мы хотим исправить такое положение. Так как такая «специализация» крайне необходима для решения именно повседневных вопросов жителей. Значит, депутатами должны становиться представители обществ и объединений потребителей. И мы готовы работать в интересах москвичей! Каждый, кто разделяет мою позицию, может обратиться ко мне лично по вопросу участия в деятельности Объединения потребителей России в Москве и открытии нашего местного отделения в своем районе. Пишите: [email protected]
Хорошо должно быть там, где мы живем сейчас, что и зависит от нас самих. 

msk-opr.ru

разъяснения пленума верховного суда по делам о защите прав потребителей

Разъяснения пленума верховного суда по делам о защите прав потребителей

Схожая с предусмотренной в ст. 23 Закона о защите прав потребителей неустойка установлена в п. 5 ст. 28 этого Закона. Она взыскивается за нарушение сроков выполнения работы (оказания ус! луги) за каждый день или час просрочки в размере трех процентов от цены выполнения работы (оказания услуги), а если такая цена договором о выполнении работ (оказании услуг) не определена — общей цены заказа.

О постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 года N 17 О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей

6. Принимая во внимание содержание пункта 12 Постановления, следует иметь в виду, что при решении вопроса о реализации территориальными органами Роспотребнадзора своих полномочий, связанных с защитой прав потребителей (неопределенного круга потребителей) в судебном порядке (статьи 46, 47 ГПК РФ, статьи 40, 46 Закона о защите прав потребителей), инициативное обращение в суд либо вступление в процесс для дачи заключения по делу изначально предполагают, что в каждом случае наличие потребительских правоотношений с соответствующим субъектом этих отношений (определение которых содержится в преамбуле Закона) со статусом юридического лица или индивидуального предпринимателя априори подразумевается.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2012 г

В случае, когда продавцом, изготовителем (уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) нарушены сроки устранения недостатков товара или сроки замены товара с недостатками, сроки соразмерного уменьшения покупной цены товара, сроки возмещения расходов на исправление недостатков товара потребителем, сроки возврата уплаченной за товар денежной суммы, сроки возмещения убытков, причиненных потребителю вследствие продажи товара ненадлежащего качества либо предоставления ненадлежащей информации о товаре, а также не выполнено либо несвоевременно выполнено требование потребителя о предоставлении во временное пользование товара длительного пользования, обладающего этими же основными потребительскими свойствами, неустойка (пеня) взыскивается за каждое допущенное этими лицами нарушение;

Постановление Пленума Верховного Суда О защите прав потребителей №17

48. Разрешая дела по искам о защите прав потребителей, необходимо иметь в виду, что по общему правилу изготовитель (исполнитель, продавец, уполномоченная организация или уполномоченный индивидуальный предприниматель, импортер) является субъектом ответственности вне зависимости от участия в отношениях по сделкам с потребителями третьих лиц (агентов).

Комментарий к Постановлению Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 г

Первый раздел Постановления «Отношения, регулируемые законодательством о защите прав потребителей» содержит общие положения. В нем Пленум Верховного Суда Российской Федерации напоминает нижестоящим судам, что отношения, одной из сторон которых выступает гражданин, использующий, приобретающий, заказывающий либо имеющий намерение приобрести или заказать товары (работы, услуги) исключительно для личных, семейных, домашних, бытовых и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, являются отношениями, регулируемыми Гражданским кодексом Российской Федерации (далее — ГК РФ), законом Российской Федерации «О защите прав потребителей» (далее — Закон о защите прав потребителей), другими федеральными законами и принимаемыми в соответствии с ними иными нормативными правовыми актами Российской Федерации. К числу последних следует отнести специальные законы, принятые для регулирования отношений с потребителями и содержащие нормы гражданского права, например об участии в долевом строительстве, о личном и имущественном страховании, энергоснабжении и т.д.

О постановлении Пленума Верховного суда Российской Федерации от 28 июня 202 года № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей»

1) В соответствии со статьей 1 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате от 11 февраля 1993 года N 4462-1 ( далее – Основы о нотариате) нотариальная деятельность, предусматривающая совершение нотариусами предусмотренных законодательными актами нотариальных действий от имени Российской Федерации, не является предпринимательством и не преследует цели извлечения прибыли.

Аналитический обзор нового Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от г

Не столь критично, но вызывает резонный вопрос подмена закона Постановлением Пленума, нашедшая свои признаки в пункте 21. Речь о том, что общественное объединение потребителей вправе обращаться в защиту интересов потребителя по его просьбе, при этом закон (статья 46 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации) не закрепляет обязательность письменной формы такого обращения. В Постановлении просьба названа «жалобой», а форма четко закреплена как письменная. Так и вижу судебную власть, решившую самостоятельно принимать для себя законы, мягко послав ветвь законодательную. Не в том ли явное посягательство на часть 1 статьи 30 и на часть 3 статьи 55 Конституции.

О некоторых проблемах защиты прав потребителей в свете Постановления Пленума Верховного Суда России от 28 июня 2012 года N 17 (Гошуляк Т

Таким образом, особое значение для определения сферы действия законодательства о защите прав потребителей имеет определение правовой природы заключаемых сделок и правового статуса сторон по договору. По нашему мнению, отсутствие сведений о том, что ответчик по делу является индивидуальным предпринимателем, однако фактически реализует товары, выполняет работы или оказывает услуги, т.е. выступает продавцом, исполнителем или изготовителем на постоянной основе, не является основанием для неприменения к спорным правоотношениям норм Закона о защите прав потребителей.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от N 17 О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей

В соответствии со статьей 1097 ГК РФ вред возмещается, если он возник в течение установленного срока годности или срока службы товара (работы, услуги), а если срок годности или срок службы не установлен, в течение десяти лет со дня производства товара (работы, услуги), а также независимо от того, когда был причинен вред, если:

Разъяснения пленума верховного суда по делам о защите прав потребителей

10 сентября 2017-го года в Москве состоялись выборы депутатов Советов депутатов муниципальных образований. Мы – москвичи – выбрали муниципальных депутатов в представительные органы местного самоуправления, которые должна быть знакомы с нашими – жителей столицы — проблемами и заботами.

Разъяснения пленума верховного суда по делам о защите прав потребителей

д) под финансовой услугой следует понимать услугу, оказываемую физическому лицу в связи с предоставлением, привлечением и (или) размещением денежных средств и их эквивалентов, выступающих в качестве самостоятельных объектов гражданских прав (предоставление кредитов (займов), открытие и ведение текущих и иных банковских счетов, привлечение банковских вкладов (депозитов), обслуживание банковских карт, ломбардные операции и т.п.).

Законодательная база Российской Федерации

16. При определении размера подлежащего возмещению вреда, причиненного потребителю утратой либо повреждением вещи (материала), переданной исполнителю для выполнения работы (оказания услуги), следует учитывать, что ст. 35 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» установлена обязанность исполнителя возместить двукратную стоимость утраченного или поврежденного материала (вещи), а также понесенные потребителем расходы.

Разъяснения пленума верховного суда по делам о защите прав потребителей

17. Гражданин, зарегистрированный в качестве индивидуального предпринимателя, вправе обратиться в суд общей юрисдикции за защитой по сделкам, заключенным им с продавцом (исполнителем) при продаже товаров (выполнении работ, оказании услуг) исключительно для личных, семейных, домашних, бытовых и иных нужд, не связанных с осуществлением им предпринимательской деятельности.

Разъяснения пленума верховного суда по делам о защите прав потребителей

Для исследования характера взаимоотношений сторон, их взаимных обязанностей и прав в суд могут быть представлены: договор, квитанции, квитанция-обязательство, квитанция-заказ, транспортная накладная, расчет убытков, которые, по мнению истца, должен возместить ответчик, и другие документы.

Разъяснения пленума верховного суда по делам о защите прав потребителей

В связи с этим представляется важным обратить внимание на следующее. Право ипотечного агента, в силу своего статуса, не являющегося банковской организацией, на приобретение требований по кредитам (займам) и (или) закладных прямо предусмотрено пунктом 1 статьи 8 Федерального закона от 11 ноября 2003 года № 152-ФЗ «Об ипотечных ценных бумагах» (далее – ФЗ «Об ипотечных ценных бумагах»). В связи с чем нам представляется, что вышеуказанное положение ФЗ «Об ипотечных ценных бумагах»подлежит применению как специальное, в том числе в отношении кредитов (займов) и (или) закладных, должником по которым является физическое лицо, наряду с нормами Закона о защите прав потребителей.

russianjurist.ru

Пленум по защите прав потребителей

Пленум по защите прав потребителей

2. С иском о защите прав потребителя (за исключением некоторых случаев) может обратиться в суд не только гражданин, который имеет намерение заказать или приобрести либо заказывающий, приобретающий товары (работы, услуги), но и гражданин, который использует приобретенные (заказанные) вследствие таких отношений товары (работы, услуги) на законном основании (наследник, а также лицо, которому вещь была отчуждена впоследствии, и т.п.). — к отношениям сторон предварительного договора (статья 429 ГК РФ), по условиям которого гражданин фактически выражает намерение на возмездной основе заказать или приобрести в будущем товары (работы, услуги) исключительно для личных, семейных, домашних, бытовых и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности; — к отношениям граждан с товариществами собственников жилья, жилищно-строительными кооперативами, жилищными накопительными кооперативами, садоводческими, огородническими и дачными некоммерческими объединениями граждан, если эти отношения возникают в связи с членством граждан в этих организациях.

Архив новостей

Разъяснено, что законодательством о защите прав потребителей не регулируются отношения граждан с товариществами собственников жилья, жилищно-строительными кооперативами, жилищными накопительными кооперативами, садоводческими, огородническими и дачными некоммерческими объединениями граждан, если эти отношения возникают в связи с членством граждан в этих организациях. На отношения по поводу предоставления этими организациями гражданам, в том числе и членам этих организаций, платных услуг (работ) Закон о защите прав потребителей распространяется. Также в Постановлении Пленума ВС РФ дается разъяснение по поводу того, что считать «существенным недостатком товара (работы, услуги)», «недостатком технически сложного товара»; раскрываются процессуальные особенности рассмотрения дел о защите прав потребителей; детализируются способы защиты и восстановления нарушенных прав потребителей. Важное разъяснение дано по поводу правомочия кредитных организаций на передачу коллекторам права получения от заемщика денежных средств по кредитным договорам. Верховный Суд РФ разъяснил, что законом о защите прав потребителей не предусмотрено право банка (иной кредитной организации) передавать право требования по кредитному договору, заключенному с потребителем — лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, если иное не установлено законом или договором, содержащим данное условие, которое было согласовано сторонами при его заключении.

Шлагбаум для коллекторов

Не так давно Кемеровский областной суд признал договор продажи кредита ничтожным. В обоснование своей позиции суд, сославшись на постановление пленума о защите прав потребителей указал, что продажа кредитного долга разрешена только с согласия должника. Однако должник в данном случае такого согласия не выразил. При этом до принятия постановления суд придерживался прямо противоположной точки зрения.

Также суды общей юрисдикции в рядке субъектов РФ отказываются принимать иски к физическим лицам от коллекторских организаций, не имеющих банковскую лицензию.

Изменения в постановление Пленума Верховного Суда о практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей

N 7 “О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей” (в редакции постановлений Пленума от 25 апреля 1995 г. N 6, от 25 октября 1996 г. N 10, от 17 января 1997 г. N 2, от 21 ноября 2000 г. N 32, от 10 октября 2001 г. N 11, от 6 февраля 2007 г. N 6, от 11 мая 2007 г. N 24): “Уполномоченный Правительством Российской Федерации федеральный орган исполнительной власти вправе устанавливать правила организации деятельности по продаже товаров (выполнению работ, оказанию услуг)

Проект постановления Пленума Верховного Суда РФ «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» определяет, кто яляется потребителем, имеющим право на защиту своих прав. Это не только лица, непосредственно вступающие в отношения с продавцом, исполнителем, изготовителем или импортером по поводу приобретиения товаров, работ и услуг, но и члены его семьи, а также наследники.

Москва, Кадашевская набережная, 22

При этом неблагоприятные изменения в охраняемых законом благах отражаются в сознании человека в форме негативных ощущений (физические страдания) или переживаний (нравственные страдания). Содержанием переживаний могут являться страх, стыд, унижение или иное неблагоприятное в психологическом аспекте состояние. Очевидно, что любое неправомерное действие или бездействие может вызвать у потерпевшего нравственные страдания различной степени и лишить его полностью или частично психического благополучия. При обосновании наличия и поиске оснований морального ущерба нужно четко представлять: ни трата личного времени, ни срыв планов, ни вообще что-то подобное не может свидетельствовать о том, что покупатель страдал.

Форум правовой взаимопомощи военнослужащих

перед 000 « Хоум Кредит энд Финанс банк» по кредитному договору от 03.12.2011 года считать прекращенными 02.01.2012 года. Взыскать с 000

Национальный Союз Защиты Прав Потребителей

Прецедент создан в городе Люберцы Московской области. Действие новой нормы испытали на своем кошельке туроператоры. Отсудила же деньги по новой схеме гражданка О.В. Бастрыкина, которая неудачно отдохнула в Турции. Как сообщает пресс-служба Московского областного суда, женщину с отравлением тяжелой степени доставили на «скорой помощи» в больницу города Кемер. Затем до конца тура женщина проходила курс лечения, находясь в номере вместе со своими детьми двух и десяти лет. Между тем даже понятие «все включено» подразумевает все-таки здоровую пищу.

Пресса о страховании, страховых компаниях и страховом рынке

Для подборки материалов о страховании за несколько дней или за любой другой период времени воспользуйтесь «Расширенным поиском». Возможна также подборка по теме . Редакция портала не несет ответственности за неточность, недостоверность или некорректность информации, изложенной в публикациях, и не вносит в них никаких исправлений за исключением явных опечаток.

Пленум Верховного суда распространил в четверг действие закона о защите прав потребителей на добровольное и обязательное медицинское страхование, следует из постановления пленума.

«К отношениям по предоставлению гражданам медицинских услуг, оказываемых медицинскими организациями в рамках добровольного и обязательного медицинского страхования, применяется законодательство о защите прав потребителей»

, — говорится в постановлении. В 2008 году пленум Верховного суда принял постановление, согласно которому финансовые услуги не подпадают по действие закона о защите прав потребителей.

«Распространение положений закона «О защите прав потребителей»

на сферу финансовых услуг в части обязательных видов страхования может привести к росту мошенничества в связи с увеличением числа людей, желающих получить необоснованный доход за счет страховых организаций, поскольку новые положения позволяют потребителям подавать иски без оплаты госпошлины и требовать от страховых организаций возмещения морального ущерба», — прокомментировал постановление пленума Всероссийский союз страховщиков (ВСС). ВСС отметил, что установленные правительством РФ тарифы по обязательным видам страхования не предусматривают такой финансовой нагрузки.

О защите прав потребителей в страховании

Так, Президиум ВС РФ считал, что отношения по имущественному страхованию не подпадают под предмет регулирования Закона РФ от 07.02.1992 N 2300-1 «О защите прав потребителей» (далее — Закон РФ N 2300-1) и положения данного Закона к отношениям имущественного страхования не применяются по следующим основаниям. Отношения по страхованию урегулированы гл. 48 ГК РФ, Законом РФ от 27.11.1992 N 4015-1 «Об организации страхового дела» (далее — Закон РФ N 4015-1), а также специальными законами об отдельных видах страхования.

Пленум Верховного Суда РФ дал новые разъяснения по рассмотрению споров о защите прав потребителей

Оно не регулирует отношения, возникающие в связи с членством в ТСЖ, жилищно-строительных, жилищных накопительных кооперативах, садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях. Но указанное законодательство применяется при предоставлении этими организациями гражданам, в т. ч. своим членам, платных услуг (выполнении работ).

При оказании риэлторских, а также медицинских услуг в рамках добровольного и обязательного медицинского страхования.

Уделено внимание процессуальным особенностям рассмотрения соответствующих дел.

Пленум ВС распространил закон о защите прав потребителей на медстрахование

В 2008 году пленум Верховного суда принял постановление, согласно которому финансовые услуги не подпадают по действие закона о защите прав потребителей. «Распространение положений закона «О защите прав потребителей» на сферу финансовых услуг в части обязательных видов страхования может привести к росту мошенничества в связи с увеличением числа людей, желающих получить необоснованный доход за счет страховых организаций, поскольку новые положения позволяют потребителям подавать иски без оплаты госпошлины и требовать от страховых организаций возмещения морального ущерба», — прокомментировал постановление пленума Всероссийский союз страховщиков (ВСС). ВСС отметил, что установленные правительством РФ тарифы по обязательным видам страхования не предусматривают такой финансовой нагрузки.

Постановление Пленума о защите прав потребителей

Оно состоит из преамбулы, 4 разделов и 54 пунктов. В преамбуле Верховный Суд России обосновывает необходимость подобного акта общими целями гражданского судопроизводства — использованием гарантированных и действенных средств защиты прав граждан и организаций. Главной целью Постановления является обеспечение упорядоченности судебной практики на всей территории страны. Первый раздел Постановления дает подробное разъяснение по вопросам регулирования отношений между продавцом ( исполнителем, изготовителем и др.) и потребителем.

Однако, указанное законодательство применимо при предоставлении этими организациями гражданам, в т. ч. своим членам, платных услуг (выполнении работ).

При оказании риэлторских, а также медицинских услуг в рамках добровольного и обязательного медицинского страхования. Отмечены  процессуальные особенности рассмотрения соответствующих дел. Необходимо иметь ввиду, что в некоторых случаях обязателен досудебный претензионный порядок урегулирования спора. Отсутствие у потребителя  чека либо иного документа, удостоверяющего действительность и условия покупки,  не является основанием для отказа в удовлетворении его требований продавцом.

urist-rostova.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о